Литературная гостиная


Литературные связи

Поэзия: слова от сердца к сердцу...

Читайте, пожалуйста...

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.


«Пятое время года» — это навсегда

В минувшую пятницу 3 февраля в Большом зале на Трифоновской, 61 состоялся первый в этом году вечер творческих знакомств цикла «Поэтические сезоны Библиотеки украинской литературы» — совместного нашего проекта с известным поэтом, переводчиком и музыкантом Альбертом Туссейном (на фото слева) — лауреатом премий имени А.С. Грибоедова, В.В. Маяковского, О.Э. Мандельштама.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.


ВЕСНА НА ВСЕ ВРЕМЕНА

27 апреля в Большом зале на Трифоновской, 61 прошёл очередной вечер творческих знакомств в уже полюбившемся читателям и гостям БУЛ цикле «Поэтические сезоны в Библиотеке украинской литературы: ВРЕМЕНА ГОДА». В этот раз главной темой выступлений и художественных, литературно-музыкальных презентаций была, разумеется, ВЕСНА.

Посетителей встречал яркий, наполненный весенними мотивами открытый накануне вернисаж, в котором участвуют художники Москвы и Подмосковья, а привечавший в вестибюле всяк входящих баянист библиотечного клуба «Пісенні вечорниці» Владимир Георгиевич Хилькевич весело исполнял для гостей подобающие случаю мелодии-веснянки. Нынешняя весна богата великими прекрасными праздниками — это и предстоящие Пасха-Великдень, и День Победы, и День славянской культуры и письменности, что также отразилось в тематике вечера.

А перед его открытием участники минутой молчания почтили память жертв Чернобыльской трагедии, тридцатилетие которой широко отмечается в эти дни в России, в Украине, в Республике Беларусь. Заведующий отделом украиноведения, культурно-просветительских и медийных программ БУЛ В. Г. Крикуненко представил подготовленную библиотекарями тематическую книжную выставку «Чернобыль: трагедия, подвиг , предостережение», поделился воспоминаниями о своей поездке в Зону с делегацией писателей из разных республик СССР вскоре после страшного взрыва, прочитал стихи, написанные под впечатлением пребывания в Страхолесье, встреч с героями-ликвидаторами последствий катастрофы века.

По традиции литературно-музыкальную программу весенних «Поэтических сезонов» открыл ведущий цикла известный поэт и музыкант, переводчик и, как он сам себя называет, музицирующий лингвист , Альберт Туссейн, который представил гостям вечера свою новую книгу, выпущенную московским издательством «Городская организация Союза писателей».

Свои литературные и музыкальные, исполнительские достижения продемонстрировали поэт Владимир Барцевич, выпускник курсов украинского языка при БУЛ Михаил Дупик, певицы Наталья Булахова, Ольга Кузнецова, педагог-музыкант Людмила Шитова, ансамбль «Неугомонные сердца» из Центра социального обслуживания «Алексеевское» и другие энтузиасты художественного творчества.

За окнами уже сомкнулась подсвеченная уличными фонарями тёплая весенняя мгла, а в наполненном светом, добрыми улыбками и радостью общения с искусством, творцами, долго не затихали песни и поэтические чтения, вопросы и ответы остроумных викторин, на ходу придуманных ведущим Альбертом Туссейном, да ещё тёплое дыхание самовара, и дружеские речи на разных языках, и люди на глазах становились понятнее, ближе, дружественнее друг другу.

На то они и «Поэтические сезоны в БУЛ» — сближать людей через культуру. И в этот раз организаторам помогала сама её сиятельство ВЕСНА.

Следующая встреча: ЛЕТО. 22 июня, начало в 18.00. ПРИХОДИТЕ!

На фото: эпизоды вечера творческих знакомств. Книжная выставка, посвящённая 30-летию со дня Трагедии Чернобыля; Альберт Туссейн; Украинские народные песни поют Наталья Булахова и староста клуба «Пісенні вечорниці» Геннадий Малинка; выступает ансамбль «Неугомонные сердца» с запевалой — ветераном труда Павлом Дмитриевичем Гусаковым; подлинное открытие вечера — премьера Людмилы Шитовой — исполнительницы фортепианных композиций Майка Корника. Зрители… Впрочем, почти все зрители на наших вечерах — они же и участники программ: таков уж обычай «Поэтических сезонов в БУЛ»

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.


Творчество наших читателей

Всемирный День поэзии —21 марта был отмечен в нашей Библиотеке открытием выставки «Поэтическое творчество наших читателей», которую посетили гости ряда мероприятий проходивших в Большом зале БУЛ.

Здесь на большом столе, празднично украшенном вышитыми украинскими рушниками, и разместилась книжная экспозиция (на фото), вместившая поэтические сборники членов Союзов писателей России и Украины Софии Буняк, Ивана Шишова, Владимира Артюха, Андрея Пустогарова, Александра Ярового, Владимира Лесового, Альберта Туссейна, а также авторов первых книг Владимира Барцевича, Виталия Пилипенко, Геннадия Погожаева, Виктории Шпак, Валентины Бушминой, Сергея Мурашова и др. Многие из них — активные участники «Поэтических сезонов БУЛ», мероприятий, проходивших в рамках библиотечных клуба-студии «Слово», клуба «Пісенні вечорниці», фестивалей украинской литературы.

Собственно, и выставка эта задумывалась библиотекарями не просто как дань всемирному празднику поэзии, но и как своего рода отчёт о проявившемся на наших глазах творческом потенциале наших читателей и партнёров Библиотеки украинской литературы, подаривших ей свои новые книги. Среди представленных произведений — стихи на русском и украинском языках, а также многочисленные переводы с русского на украинский и — наоборот. Знакомясь с экспозицией, наглядно видишь, сколь важную сегодня работу по сохранению литературных российско-украинских связей, осуществляют сама Библиотека и её читатели-поэты. Особенно показателен в этом отношении сборник Альберта Туссейна «Вновь весна, и вновь надежды…», представивший переводы семидесяти пяти поэтов Украины, включая как классиков (И. Франко, Л. Украинка, М. Старицкий, А. Олесь, П. Тычина, М. Рыльский, В. Сосюра), так и молодых современных авангардистов (Д. Лазуткин, П.Коробчук, О. Коцарев, Стронговский и др.). Автором-составителем ещё одной поэтической антологии «Станислав+2», также представленной на нашей выставке, является талантливый московский переводчик Андрей Пустогаров, впервые открывший российскому читателю творчество поэтов Ю. Андруховича, С. Жадана, Я. Довгана, Издрыка и др. ярких авторов.

Выставка, открывшаяся в Международный День поэзии, завершила свою работу, уступая место в Большом зале БУЛ другой книжной экспозиции. А сами книги поэтов — наших читателей —возвращаются на полки читального зала и абонемента, где с ними могут ознакомиться все желающие.

Предлагаем любителям поэзии небольшую подборку стихотворений и переводов из книг, представленных на выставке «Поэтическое творчество наших читателей».

Софія БУНЯК ДОВЖЕНКО У МОСКВІ Проходячи повз будинок, у якому мешкав Довженко, і від якого недалеко жила я, мені завжди хотілося заглянути у його вікна: як йому тут? Він так любив свою Вкраїну, і той народ, що марно гинув, і землю ту, що із країни перетворили на руїну. І кликали його до себе Десна широка й синє небо, тополі сивими крильми йому шуміли з далини. Як тільки затихало місто, йому ставало в домі тісно. Він голос слухав України і линув, линув до руїни… Він бачив тінь її печальну, тернистий шлях свого народу, і кляв судьбу свою опальну, Даровану, як нагороду. Владимир АРТЮХ КАРАВАЕВЫ ДАЧИ* Осталось четыре вербы. А Лыбедь — в бетонной1 трубе. Осталось синее небо И ворон на чёрном столбе. Осталось дыхание детства И память, что именно здесь Не мог на закат наглядеться, Понять глубину небес. Осталось четыре вербы. Дома, магазины вокруг… Давно я на родине не был… И снова замкнулся круг. _________________ *Караваевы Дачи — местность в Киеве, где родился автор Иван ШИШОВ *** Матери Где кончается шлях, на котором когда-то Погоняли соловых волов чумаки? Разлетелись, пустует родимая хата. И не машут крылами в степи ветряки… Возвращайтесь, соколики, жду вас с тоскою, Выхожу вас встречать за село, на межу. Я согрею воды, я чубы вам помою, В белоснежные простыни спать уложу. Наша старая хата в земле по колено, И стреха не дождётся хозяйской руки. Возвращайтесь скорее в родное селенье И утешьте вы старую мать, чумаки. Перевёл с украинского Юрий Денисов Альберт ТУССЕЙН *** Подражание Виталию Крикуненко (по книге «Вічна Атлантида») Друг мой, будем честными. Замолчим, исчезнем мы. Вырастет трава. Ветер споёт весело колыбельно песенно мамины слова. Посреди бессмертников матушка жива. Колос, полный зёрнами, — вот её слова. Поле не перейдено, вечность золотая. Матушка бессмертна, матушка живая. Иван ШИШОВ Матери Где кончается шлях, на котором когда-то Погоняли соловых волов чумаки? Разлетелись, пустует родимая хата. И не машут крылами в степи ветряки… Возвращайтесь, соколики, жду вас с тоскою, Выхожу вас встречать за село, на межу. Я согрею воды, я чубы вам помою, В белоснежные простыни спать уложу. Наша старая хата в земле по колено, И стреха не дождётся хозяйской руки. Возвращайтесь скорее в родное селенье И утешьте вы старую мать, чумаки. Перевёл с украинского Юрий Денисов Андрей ПУСТОГАРОВ *** раньше на горе ловили ветер мельницы если бы что-то оставалось остались бы круглые башни из красного кирпича за горой у братьев моей прабабки был кирпичный завод они отдали его советской власти и стали извозчиками потом их забрали на войну двух мужчин за пятьдесят далеко они не уехали что он нащупал в кармане пиджака прежде чем звук сделался из низкого высоким и бомбы упали на переправу? огрызок карандаша косточку сливы семя подсолнуха? прежде чем вспыхнул его Большой Взрыв и он стал всем на свете Геннадий ПОГОЖАЕВ РУШНИК По мотивам стихотворения Володимира Коломийца «Мати вишиває рушник» Вот опять сердце болью сковало… Доставая заветный рушник, Будто к маме родной, бывало Я губами к нему приник. И, как будто пришла, услышала, Сберегла меня от тревог, — По краям рушника мама вышила: «Где любовь — там и Бог». Олександр ЯРОВИЙ ПЕРО Я в юності писав, немов молився. Тепер молюся так, немов пишу — Поранений стрілою чоронобривця, Укутаний у шати споришу… Зима жахає — а мені не жаско. І щасливіший я від багатьох! Поезіє, свята моя ромашко, Від тебе вище — тільки вічний Бог. Не хочу ні пророчить, ні урочить — У всякім «завтра» лишиться краса! Об камені шляхів земних наточене, Перо верстає путь у небеса…

Для тех, кто пробует свои силы в поэзии и, в частности, в сфере художественного перевода с украинского на русский и — наоборот, для нуждающихся в соответствующей литературной консультации, сообщаем, что записаться в группу литературного творчества и художественного перевода клуба-студии «Слово» можно у дежурного библиотекаря или по тел.: 8495 631-34

На фото: выставка «Поэтическое творчество наших читателей»

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.


«Пятое время года — время счастья…»

11 марта в Большом зале БУЛ прошёл уже второй с начала года вечер творческих встреч «Поэтические сезоны в Библиотеке украинской литературы».

Традиционно их тематику по очереди определяют исключительно времена года: Зима, Весна, Лето, Осень да сама творческая инициатива гостей, а среди них — не только поэты, но и художники, музыканты, артисты, просто любители искусств, поклоняющиеся разным Музам.

Однако в этот раз повестку дня диктовало Пятое время года.

Вот как определяет его наш постоянный ведущий, известный поэт и переводчик Альберт Туссейн: «Говорят (и даже поют!), что когда человек влюблён и, добавим, когда он переживает какие-то счастливые минуты, когда он находится на природе – в лесу, в поле, на море, в горах и т.д., в парилке, в проруби, среди настоящих друзей-единомышленников, когда он испытывает необыкновенный творческий прилив и подъём, когда ему просто здорово и исключительно везёт, когда он прекрасно себя чувствует, готов свернуть горы и т.п. – такое время останавливается, и представляется, что оно не входит, не засчитывается в его жизненный цикл и возраст. В такие мгновенья не стареют, наоборот – молодеют. Условно и в совокупности такие блаженные минуты можно отнести к так называемому Пятому времени года, когда человек получает наиболее полное естественное и истинное наслаждение от жизни… — говорилось в разосланном участникам и размещённом на сайте БУЛ приглашении. —Приходите, поделитесь своими радостями и удачами! Расскажите о своём счастье, любви, о хорошем! И мы порадуемся за Вас и вместе с Вами. Пятое время года – время счастья! Хронологически оно, может быть, не постоянно и не долговечно, но оно всегда живёт в сердцах и памяти людей о счастливых моментах их жизни…»

Подлинным открытием для гостей вечера стала встреча с уроженкой и защитницей легендарного Сталинграда артисткой и поэтессой Генриеттой Тимофеевной Кауркиной. С детства, ещё до войны, она научилась играть на разных инструментах (скрипка, гитара, балалайка, позже освоила также игру на ксилофоне и на аккордеоне). Во время героической обороны родного города пятнадцатилетним подростком выступала в госпиталях и в сражающихся с фашистами воинских частях. Об этом её рассказ в книге «Несовершеннолетние солдаты Сталинграда», исполненные печали и пафоса стихи, которые Генриетта Тимофеевна прочитала в притихшем зале. Аудиторию поразили её неиссякаемый с годами творческий задор, проявленный также в песне и танце, искромётный и сценически разыгранный рассказ об увлечении цирковым и театральным искусством (закончив в послевоенные годы цирковое училище, она получила профессию музыкального эксцентрика и жонглёра, побывала с гастролями во многих городах бывшего Советского Союза и, конечно же, Украины — Киев, Харьков, Одесса, Львов…). Было заметно, что приход в Библиотеку украинской литературы взволновал ветерана, и Генриетта Тимофеевна с интересом знакомилась с развёрнутой в Большом зале выставкой, приуроченной к Шевченковским дням, увлечённо подхватывала украинские песни. А запевалами выступали и сам ведущий, замечательно играющий на гитаре и фортепиано, и два Геннадия Ивановича — донской казак Погожаев и кубанский казак Малинка; кстати, оба они — завсегдатаи библиотечного клуба «Пісенні вечорниці».

Стало традицией, что на вечерах наших Поэтических сезонов в дружеской перекличке нередко звучат стихи и песни на русском, украинском, белорусском, польском, итальянском, немецком и других языках, чему в немалой степени способствует истинный полиглот-интернационалист Альберт Тусейн, выросший на берегах Днепра и побывавший на всех материках поэт-путешественник. При этом с присущим ему энциклопедизмом Альберт Иоганович популярно и ненавязчиво раскрывает связи между культурами и языками разных народов (в этот раз подлинным откровением для многих стал его музыковедческий рас сказ-экскурс об удивительной близости популярной украинской народной песни «Ніч яка місячна…» с мелодией испанского романса. А уроженец Подмосковья Михаил Дупик, ни дня не проживший в Украине, однако успешно закончивший курсы украинского языка, действующие в рамках библиотечного клуба-студии «Слово», прочитал новую главу из своей поэмы, которую он создаёт на языке Тараса Шевченко.

Имя великого поэта часто звучало в выступлениях участников творческой встречи. Ведь она проходила в дни памяти Кобзаря Украины (накануне — 9 марта исполнилось 202 лет со дня его рождения, а 10 марта — 155-летие со дня смерти поэта). Этим датам и была посвящена открытая в Большом зале БУЛ выставка книг, изданных в России с участием украинских национально-культурных обществ и центров к 200-летнему Шевченковскому юбилею, обзор которой сделал заведующий отделом украиноведения, культурно-просветительских и медийных программ БУЛ литературовед В.Г. Крикуненко. С интересом восприняли присутствовавшие и его сообщение о литературно-музейном проекте «Шевченковская светлица», который, будем надеяться, удастся осуществить в стенах ГБУ г. Москвы «Библиотека украинской литературы» (информация о проекте публикуется ниже). Присутствовавшие на встрече стихотворцы были приглашены к участию в конкурсе «Венок России Кобзарю» (электронное издание БУЛ, направленное на формирование дополненного книжного сборника с таким изданием).

До позднего вечера продолжалась творческая встреча, в которой находилось место многим искусствам и жанрам (активным фоном служил открытый накануне с участием Творческого союза профессиональных художников весенний вернисаж), выступления поэтов и музыкантов, певцов импровизированно перемежались викторинами и конкурсами, которые вёл всё тот же неисчерпаемый Альберт Туссейн, а чуть в сторонке на столе со скатеркой-самобранкой столь же неутомимо журчал расписной самовар. А в конце по давно установившейся традиции, под чай да под гитару дружно спели «Подмосковные вечера» — как обещание новой задушевной встречи.

Следующий вечер творческих знакомств в цикле «Поэтические сезоны в БУЛ» — в среду, 27 апреля. Тема сезона — ВЕСНА. Время встречи — 18.00. Место встречи — Большой зал (вход с ул. Трифоновская, 61). Справки по тел.: +7 (495) 631-34-17, +7 (495) 631-40-95.

На фото: выставка книжной Шевченкианы; эпизоды вечера «Пятое время года»: ведущий — поэт Альберт Туссейн; со своими стихами и песнями выступают Генриетта Кауркина, Владимир Барцевич, Ольга Дехтерева, Геннадий Погожаев, Михаил Дупик; в танце — дамы приглашают кавалеров…

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.

Историко-литературный и этнографический музей «Шевченковская светлица» при ГБУ «Библиотека украинской литературы»

Выполняя функции по обслуживанию читателей, ГБУгорода Москвы «Библиотека украинской литературы» за последние годы превратилась по существу в информационно-культурный и медийный центр, располагающий уникальным фондом печатных и развивающейся структурой электронных изданий, сформировавшейся системой культурно-просветительской работы (студии, выставочные и концертные программы, клубы по интересам и т.п.).

Являясь единственным в России государственным учреждением, ориентированным на удовлетворение национально-культурных и образовательных запросов проживающих здесь украинцев, Библиотека ставит одной из важных задач целенаправленное формирование фонда литературы, отражающей историю расселения украинцев в нашей стране, их вклад в народное хозяйство, государственное строительство, культуру и искусство России. Эксклюзивными в российских условиях стали и такие направления в работе БУЛ как деятельность отдела истории украинской книги, создание фонда редкой книги, выпуск тематических циклов электронных изданий и др.

В настоящее время представляется назревшей задача более эффективного использования накопленных опыта и информационных ресурсов, чему в значительной степени могла бы послужить организация при Библиотеке постоянно действующей музейно-выставочной экспозиции.

Наработанный опыт, наличие у Библиотеки Большого зала на ул. Трифоновская, 61 (около 100 кв.м.) делают возможным его трансформацию из обычного зрительного зала в музейно-выставочное пространство, оборудованное всем необходимым для хранения и экспонирования материалов, наглядно отражающих указанные направления работы, а также открывающее возможность для создания на базе Библиотеки историко-литературного и этнографического музея «Шевченковская светлица».

Основные разделы экспозиции предлагается назвать с использованием крылатых выражений, связанных с именем Кобзаря

1.«Русской земли человек замечательный…» (Шевченковский раздел)
Название библиотечного музея — «Шевченковская светлица» — явилось бы не просто данью недавно отмечавшемуся 200-летнему юбилею великого Кобзаря. Тематический раздел «Русской земли человек замечательный», посвященный жизни и творчеству Т.Г. Шевченко, его связям с Россией, мог бы открывать экспозицию, занимая в ней центральное место. В частности, здесь могли бы быть представлены материалы, рассказывающие о пребывании Т.Г. Шевченко в Москве, включая посещение им Мещанского участка, ряда соседних с Библиотекой улиц, о его московских друзьях (М. Щепкин, С. Аксаков, О. Бодянский и др.). Особый акцент в шевченковской экспозиции делался бы на благотворных связях украинского поэта с культурой России, на всем том, что дало основание Николаю Некрасову назвать его — «русской земли человек замечательный». В этом разделе были бы представлены и наиболее яркие образцы богатой Шевченкианы БУЛ (редчайшие издания «Кобзаря» середины-второй половины девятнадцатого века, факсимильные издания, альбомы), а также фотографии, документы и другие яркие свидетельства чествования памяти Т.Г. Шевченко в России, включая муляжи и копии документов из музеев Т. Шевченко в Оренбурге и Санкт-Петербурге, Киеве и Каневе, и т.д.).

2. «Я на сторожі коло їх поставлю Слово…» (литературный раздел)
Историко-литературный раздел музея призван представлять наиболее интересные материалы фонда редкой книги БУЛ, а также научные и библиографические изыскания отдела истории украинской книги, раздела российской украиники. Эта часть экспозиции будет не просто соседствовать, но и плавно переходить в третий ее раздел — «Украинцы России», представляя творчество писателей украинского происхождения, сделавших заметный вклад в русскую литературу (Ст. Яворский, Ф. Прокопович, Д. Туптало (Димитрий Ростовский), В. Рубан, В. Капнист, О. Сомов, С. Нарежный, Н. Гоголь и др.)

3. «І чужому научайтесь, й свого не цурайтесь…» (Украинцы в России: история и современность)
Этот раздел будет включать материалы об украинской диаспоре в России (история расселения, фольклор, этнография; персоналии: вклад украинцев в народнохозяйственное освоение российских земель, в развитие экономики, государственное строительство, военное дело, культуру и искусство России, укрепление единства многонационального народа России; деятельность современных украинских национально-культурных обществ и центров в регионах Российской Федерации по сохранению и развитию родного языка, традиций и обычаев; украинские издания в России и др.).

Формирование музейно-выставочной экспозиции, как уже отмечалось, частично осуществляется за счет библиотечного информресурса.

Однако полноценное наполнение каждого из разделов, разумеется, потребует и помощи от партнеров. Ими могут быть: музейные учреждения в Москве и регионах России, а также в Украине, архивные учреждения, научные центры, национально-культурные объединения украинцев, с помощью которых Библиотека рассчитывает получить документы (копии), фотографии, печатные издания, а по возможности, и различные артефакты, мемориумы, реальные экспонаты, включая вещи из домашних коллекций, отражающих большую и многогранную тему: Украинцы в России, хранимые ими культура и традиции, народное искусство, национальная память и межкультурные связи в условиях многонациональной России.

Не сомневаемся, что соответствующее обращение Библиотеки найдет отклик у музейщиков, краеведов, этнографов, историков, могущих оказать содействие в формировании экспозиции будущей «Шевченковской светлицы».

Размещение всех разделов экспозиции предполагается осуществлять по периметру Большого зала (схема разрабатывается) в специально изготовленных стеллажах и на стендах, обеспечивающих сохранность экспонатов и документов.

В случае поддержки данного проекта, потребуется осуществить должное техническое и дизайнерское проектирование пространства Большого зала и части вестибюля Библиотеки; заказать соответствующее выставочное оборудование, включая подсветки и сигнализацию; предусмотреть расходы на возможные командировки в регионы России для формирования экспозиции (Приморский край, Хабаровск, Благовещенск, Омск, Тюмень, Саратов, Краснодарский край, Санкт-Петербург, Киев, Канев).

Смету расходов, связанных с осуществлением проекта, предполагается разработать и представить с участием бухгалтерии после необходимого обсуждения и утверждения проекта «в принципе».

С учётом вхождения БУЛ в систему учреждений департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма г. Москвы, важно отметить, что создание «Шевченковской светлицы» на площадке БУЛ стало бы политически значимым и наглядным фактом поддержки украинской культуры в Москве, традиционных российско-украинских духовных связей и, в случае успешной реализации проекта, обозначило бы появление в нашем городе ещё одной музейной и культурно-туристической достопримечательности.

Отдел украиноведения, культурно-просветительских и медийных программ ГБУ «Библиотека украинской литературы»

Подготовил В. Крикуненко
22 февраля 2016 г.


Приглашают новые выставки

Первые дни весны отмечены в БУЛ новыми выставками. З марта по случаю Всемирного дня писателя в читальном зале открылась экспозиция «Наводящие мосты», представляющая, в частности, и творчество писателей-переводчиков украинской и русской литератур. Среди книг — раритетные издания произведений таких классиков как Иван Франко, Олесь Гончар, Михайло Стельмах в переводах Владимира Россельса, Изиды Новосельцевой, Бориса Турганова с их автографами. Здесь же — и увидевший свет к 200-летию со дня рождения Т.Г. Шевченко «Кобзарь» в новых переводах (составитель В. Крикуненко), подготовленных при содействии нашей Библиотеки.

Любовно составленная в зале абонемента книжная экспозиция «Женская проза в украинской литературе: от Марко Вовчок до Оксаны Забужко» не случайно напоминает букет-веночек. Эта выставка посвящена Международному женскому дню и является нашим скромным подарком к празднику читательницам БУЛ.

Предстоящему празднику было посвящено и мероприятие в Большом зале БУЛ, где состоялось открытие художественной выставки «Москва. Фантазии. Весна». Здесь собрались любители живописи, авторы представленных полотен. Открывая вечер, куратор выставки от Творческого союза профессиональных художников Ира Голуб, заведующий отделом украиноведения, культурно-просветительских и медийных программ Библиотеки украинской литературы В.Г. Крикуненко отметили важность многолетнего социального партнёрства БУЛ и ТСПХ для приобщения москвичей и гостей столицы к миру искусства, формирования в нашем городе атмосферы межнационального согласия и содружества культур. Подтверждением этого стала и программа очередного вернисажа с участием художников Иры Голуб, Giovanni (Иван Рытов), Виктории Мартиневской-Малышевой, Виктории Преображенской, Ольги Петровской Петовраджи. По сложившейся традиции и в этот раз здесь царили две музы — поэзии и живописи. С чтением стихотворений, посвящённых выставленным картинам, выступила Татьяна Васильева.

Выставка продолжится до 19 марта. Приглашаем! Посещение — с 12.00 до 18.00 (кроме субботы и воскресенья). Справки по тел.: (8495) 631-34-17

На фото: книжные выставки в читальном зале и зале абонемента; эпизоды открытия вернисажа в Большом зале БУЛ.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.


День памяти А.С. Пушкина в БУЛ

10 января в Большом зале БУЛ открылась выставка живописи художника Виктора Тайдакова, устроенная с участием давнего партнёра нашей библиотеки —Творческого союза профессиональных художников. Акварельные пейзажи, изображающие зимнюю, но уже и предвесеннюю красу российских просторов, создавали замечательную эстетическую среду, в которой проходило очередное заседание библиотечного клуба-студии «Слово», приуроченное к Дню памяти А.С. Пушкина.

Гости, среди которых были представители региональной общественной организации «Национально-культурная автономия «Белорусы Москвы», РОО «Украинцы Москвы», киргизской общины, кубанского землячества, с интересом ознакомились с книжной экспозицией «И назовёт меня всяк сущий в ней язык…» (Пушкиниана из фонда БУЛ). Собственно, эта экспозиция, любовно подготовленная библиотекарями Т.Г. Мунтян и Н.Н. Бажуковой и обстоятельно прокомментированная в обзоре литературоведа и переводчика В.Г. Крикуненко, послужила своеобразным композиционным центром «круглого стола», участники которого говорили о высоких смыслах пушкинского творческого наследия, о переводах его поэзии на другие языки.

Украинские переводческие интерпретации произведений А.С. Пушкина были наглядно представлены в ставшем уже раритетом двухтомнике «Вибрані твори в двох томах» (Держлітвидав, 1837), в книгах Ивана Франко («Зібрання творів у 50 тт., т. 11), Михайла Старицкого, Володимира Самийленко, Павла Грабовского, Миколы Зерова, Максима Рыльского, Миколы Бажана, Дмитра Павлычко и многих других авторов. Обстоятельный анализ переводческих работ содержится в изданной во Львове книге Ф. Неборячка «О.С. Пушкін українською мовою». В выставочной экспозиции обращали на себя внимание книги И. Новикова «Пушкин в Украине», Г. Зленко «Берег Пушкина» (художественно-документальные очерки о жизни и творчестве Пушкина периода его южной ссылки, авторефераты диссертаций украинских пушкиноведов К. Ткаченко, Н. Солошенко-Заднипровской и учившейся в Украине китаянки Сунь Цзявень, материалы о Музеях А.С. Пушкина в Киеве, Одессе, Каменке…

Участникам встречи было интересно узнать, что первые переводы из Пушкина на украинском появились и были напечатаны еще при жизни великого поэта. К примеру, Левко Боровиковский поместил в «Вестнике Европы» 1830 года «Зимовий вечір», а в 1836 году Евгений Гребенка издал в своём переводе на украинский «Полтаву». Известно и то, что сам Александр Сергеевич никак против этого не возражал. И Квитка-Основьяненко плакал над Гребинчиною «Полтавой», которая кажется нам теперь такой старосветской… Плохо то, что переводить с русского, особенно во времена СССР, брался едва ли не каждый любитель, подчас не имея ни образования, ни должного поэтического уровня. Конечно, когда Пушкина переводил какой-то полуобразованный энтузиаст — это мало радовало ценителей поэзии. Однако настоящие поэты, которые переводили Пушкина, доказывают: на украинском языке он будет звучать столь же возвышенно, изысканно, как и на языке оригинала. Возьмем для примера перевод лидера «неоклассиков», репрессированного в 1930-е, Николая Зерова:

Що в імені тобі моїм? Воно замре, як сплеск бентежний Об камінь дальній надбережний, Як шелест у гаю нічнім.

Текст такого уровня лучше всех патриотических лозунгов доказывает: язык наш, как и язык оригинала, способен выразить тончайшие оттенки человеческих чувств, — пишет известный украинский физик и переводчик Максим Стриха. И всё же: Зачем переводить Пушкина на украинский, столь близкий, родственный русскому языку?

Вопрос о целесообразности перевода произведений гениального русского писателя ставят давно. Тот, кто хорошо знает оба языка, может насладиться поэзией гения в оригинале. И всё же если перевод сделан вдохновенным мастером, то читатель может получить двойное наслаждение, ведь талантливый перевод сохраняет не только содержание оригинала, но и тончайшие оттенки интонации, ритмику и звукопись. Такие волшебные превращения дают ни с чем несравнимое наслаждение приобщения к богатствам языков. Каждый, кто берется переводить Пушкина, ощущает внутреннюю тревогу. Наиболее бережным и точным переводчиком был прекрасный поэт Максим Фаддеевич Рыльский. Его переводы с польского и французского языков признаны непревзойденными, но и он в посвящении жене к двухтомнику Пушкина признавался, что и его правая рука «дрожала»:

Тобі, дружино, друже милий Двотомник Пушкіна несу. Ми всі чимало доложили Свого уміння, хисту й сили, Щоб передати, як уміли, Величну пушкінську красу. Учитель наш не прогнівиться На наші хиби і грішки: Несміло, як воно й годиться, Тремтіла в кожного правиця, Щоб перевтілити рядки ці, Твір геніальної руки. Нехай тут помилок без ліку — їх переважує любов. За щирість пушкінську велику, Без грому, галасу і крику, За гордих слів його музику Підношу слово знов і знов.

Перевод с близких языков —тяжкий труд. Переводчика связывает соблазн передать текст слово в слово. Но эта возможность иллюзорна, ведь тогда может потеряться смысл строки, его наполнение. Есть такой афоризм: «Тот, кто переводит прозу — раб автора, а тот, кто переводит поэзию, — соперник». Настоящий мастер слова никогда не станет соперником поэта, ведь он найдет такой способ передачи текста на родном языке, чтобы не нарушить внутреннюю гармонию оригинала, воссоздать богатство дум, надежд и чаяний иноязычного поэта.

Максим Тадеевич Рыльский вспоминал, что иногда пушкинские строки будто сами по себе, ложились на бумаге на украинском языке. Но бывало и так, что над одной строкой или словом он бился по несколько дней. И тогда в доме царила абсолютная тишина, никто не решался беспокоить поэта, все ждали, что он наконец найдет нужное слово. Иногда оно приходило к Рыльскому поздно ночью, и счастливый поэт, не замечая времени, будил жену или звонил друзьям, чтобы поделиться радостной вестью — вот оно, то единственное слово, которое не только не исказит текст, но и украсит его новыми красками. И тогда по-новому засияют, заискрятся бессмертные строки гениального Пушкина.

Да, тот, кто владеет русским языком, может прочитать Пушкина в оригинале. Но это не исключает возможности и желания окунуться в пушкинскую поэзию, переведенную мастерами на украинский и многие другие языки, передающие тончайшие оттенки величественного оригинала.

Кстати, одна из первых публикаций о молодом поэте Пушкине за пределами России появилась во Львове в 1821 году в польской газете.

В то время увидела свет первая поэма Пушкина «Руслан и Людмила», уже тогда талантливого русского поэта сравнивали с немецкими классиками.

А спустя почти 200 лет в том же Львове вышел новый перевод поэзии Пушкина и поэмы «Руслан и Людмила» львовского переводчика Николая Кондратенко.

«Я еще с детства любил Пушкина и читал его особая поэзия. Интересовался переводами на украинский язык произведений и понял, что Пушкина нужно переводить постоянно, потому что время ставит свои требования и требует новизны…», – говорит львовский переводчик Николай Кондратенко.

Большая традиция перевода из пушкинского литературного наследия сложилась и в белорусской литературе, что связано с именами К. Чёрного, Я. Коласа, Я. Купалы, М. Богдановича, П. Глебки и др. Со знанием дела об этом рассказал представитель белорусской НКА в Москве Р.Р. Червонцев. В частности, он высказал интересную трактовку перевода стихотворения А.С. Пушкина "Я памятник себе воздвиг нерукотворный…", сделанного М.Лужаниным. Вот этот перевод.

Я помнiк сам сабе узнёс нерукатворны, Туды не зарасце народная трапа, Вышэй узняўся ён вяршыняй непакорнай Александрыйскага слупа. Не, ўвесь я не памру - душа не стане прахам, У лiры дарагой свой захавае жар, - I слаўны буду я, пакуль пад Млечным Шляхам Жыў будзе хоць адзiн пясняр. Пачуюць пра мяне ва ўсей Русi вялiкай, I кожны назаве той моваю, што звык, I горды ўнук славян, i фiн, i зараз дзiкi Тунгус, i друг стэпоў калмык. I доўга буду я за тое люб народу, Што ў сэрцах добрыя пачуццi абуджаў, Што ў жудасны мой век уславiў я свабоду I лiтасць к занядбаным зваў.

Интересно было сравнить его с украинским переводом М. Рыльского

Я пам'ятник собi воздвиг нерукотворний, Тропа народна там навiки пролягла, Олександрiйськiй стовп, в гордливостi незборний, Йому не досягне чола. Нi, весь я не умру, я в лiрi жити буду, Вiд праху утече нетлiнний заповiт, - I славу матиму, допоки серед люду Лишиться хоч один пiїт. Про мене вiдголос пройде в Русi великiй, I нарече мене всяк сущий в нiй язик, I гордий внук слов'ян, i фiнн, i нинi дикий Тунгус, i друг cтепiв калмик. I довго буду тим я дорогий народу, Що добрiсть у серцях пiснями викликав, Що в мiй жорстокий вiк прославив я свободу I за упалих обставав.

Участники клубной встречи обсудили некоторые различия в переводческих версиях толкования оригинала. В частности, обратили внимание на разночтения, которые, очевидно, возникли под влиянием национальной культуры.

Активная участница «Поэтических сезонов БУЛ» Гульмира рассказала о том, как читают Пушкина и чтут память о великом русском поэте в её родной Киргизии. Замечательно прозвучал в её исполнении на родном языке поэтический перевод знаменитого письма Татьяны к Евгению Онегину.

А московская поэтесса, член Союзов писателей России и Украины София Буняк рассказала трогательную историю своего общения с поэзией Пушкина, которая началась ещё в школьные годы в родном селе Ланивцы на Волыни, а продолжилась во Львовском университете, где в с её участием в студенческом театре ставился спектакль по мотивам «Евгения Онегина»…

В Пушкинском вечере принял участие известный поэт и переводчик, автор и главный редактор издательского проекта «Славянская поэзия. Из века в век», координатор международного фестиваля славянской поэзии «Поющие письмена» С.Н. Гловюк. Сергей Николаевич рассказал о влиянии творчества А.С. Пушкина на литературы славянских народов, о традициях перевода пушкинской поэзии на сербский, болгарский, словенский, словацкий , польский , чешский и другие языки, прочитал свои стихи, перекликающиеся с темой встречи.

Для гостей, выразивших немалый интерес к деятельности БУЛ, направленной на сохранение и развитие межнациональных культурных связей, была устроена экскурсия по Библиотеке, где они ознакомились с книжными выставками в читальном зале и в абонементе, высказали пожелания сотрудничестве с библиотекой украинской литературы.

На фото: эпизоды встречи в библиотечном клубе-студии «Слово».

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.


Книжный подарок детям к Рождеству

Библиотека украинской литературы давно поддерживает партнёрские связи с Музеем экслибриса и миниатюрной книги, действующим в Москве на ул. Пушечной, 7/5. В его фондах, как и в коллекции редких книг БУЛ, хранится немало экземпляров, которые можно отнести к подлинным шедеврам книгоиздательского дела. О плодотворном нашем сотрудничестве сообщил на состоявшемся недавно заседании совета Международного союза книголюбов заведующий отделом украиноведения, культурно-массовых и медийных программ В.Г. Крикуненко. Тогда же председатель МСК, директор музея Л.В. Шустрова поддержала предложение библиотеки о подготовке в БУЛ выставки детских книг-миниатюр, созданных школьниками под руководством художника-педагога С.В. Тихоновой, неоднократной участницы художественных вернисажей в Библиотеке украинской литературы и члена Московского клуба любителей миниатюрных книг. Открывшаяся в дни Рождественских праздников экспозиция включает в себя работы юных художников-книголюбов Руслана Раджабова, Юлии Гурьяновой, Мишель Шерри, Сони Григорович, Милены Савосиной, Наташи Сажиной, Насти Александровой, Марии Артамоновой, Ирины Орловой, Насти Валешной.

Любовно созданные детьми ярко оформленные рукописные книжки-миниатюры произведений Николая Гоголя, Ивана Крылова, Михаила Лермонтова, Сергея Есенина — не только сами по себе яркие артефакты, но и свидетельства вдумчивого прочтения юными художниками лучших образцов отечественной словесности. С интересом знакомились с экспозицией сами библиотекари, и пожилые наши читатели, и, конечно же, ровесники юных художников .

Не меньший интерес вызвали и работы их наставницы Светланы Тихоновой — экземпляры проиллюстрированных ею миниатюрных книг с произведениями У. Шекспира, А. Ахматовой, М. Цветаевой.

По окончании Рождественских праздников организаторы выставки намерены сделать её передвижной и предложить для показа в школах и детских садах.

Уверены, что интерес к почти игрушечной, миниатюрной книге будет пробуждать и поддерживать в мальчиках и девочках тягу и любовь к чтению, к тем книгам великим, без которых невозможно формирование духовно богатой личности.

На фото: первое знакомство с миниатюрными книгами в исполнении юных художников.

На заметку любознательным

Миниатюрная книга: вчера, сегодня, завтра

Создание миниатюрных книг требует высокого уровня мастерства, граничащего с настоящим искусством, что особенно ценится собирателями этих изданий и библиофилами. Естественно, особый интерес для библиофила представляет тираж книги. Мини–книги всегда издавались меньшим тиражом, чем обычные. Тиражи рукописных и вообще маленьких книжек ограничены: 10–20–30... и до 100 экземпляров. Миниатюрные книги зачастую издаются энтузиастами из любви к искусству и оценены значительно ниже фактической ценности рабочей силы, времени и материалов, потраченных на их создание. При выпуске и изготовлении мини–книг издатели и мастера переплета, несмотря на трудности и нестандартность задачи, стараются ни в чем не отступать от принятых норм верстки, художественного оформления, печати и переплетных работ. Иногда в силу специфики издания, безусловно, приходится пересматривать требования, что, однако, ни в коей мере не сказывается на качестве. Более того, художественное (авторское) исполнение подчеркивает высокотехнологичный уровень работы. Поражают воображение и виды переплета — от мраморной бумаги до змеиной кожи, дерева и серебра. Несмотря на малый формат, миниатюрная книга в полной мере представляет искусство книги, искусство печати и переплета.

Большинство миниатюрных книг отнюдь не дешевые сувениры. Это серьезные образцы искусства книгоиздания, в создании которых используются как старинные технологии, так и последние технологические достижения. Миниатюрные книги сегодня издаются во многих странах мира и охватывают огромную тематическую область — от литературы до кулинарии, от истории до науки. Используемые приемы при ее изготовлении также различны — это может быть рукописный текст, а может быть и цифровая печать. Как и в давние времена, когда книга была результатом труда нескольких человек, она и сейчас привлекает к себе внимание, особенно если представляет собой образец искусства мастеров печати (письма), иллюстрации и переплёта.

Историки миниатюрной книги всегда вспоминают о ранних формах её существования — малых по размеру глиняных плитках, сделанных в Вавилоне более 4000 лет назад. Так что же такое миниатюрная книга? Однозначного определения нет. Раньше в СССР, а теперь и в России миниатюрной книгой считают издание (в обложке или в переплётной крышке), у которого максимальный размер блока не превышает 100 мм. Формат книги указывается в миллиметрах, первая цифра обозначает ширину, вторая — высоту издания. В других странах (США, Великобритании, Германии, Венгрии) эти параметры книги не должны превышать 3 дюймов, то есть 76 мм. Но среди миниатюрных изданий выделяются те, которые даже на фоне 76 мм выглядят малютками, — это микрокниги. Отличительной чертой микрокниг является, несомненно, размер (не более 10х10 мм), многие добавляют ещё и невозможность их прочтения невооружённым глазом, но острота зрения у всех разная! Способ фотомеханического репродуцирования, изобретённый во второй половине XIX века, сделал возможности уменьшения текста почти безграничными.

Прелесть миниатюрной книги в том, что она хоть и маленькая, но сохраняет в себе все качества Книги — величайшие сокровища человеческой мудрости, вместилища человеческого гения, и сознание этого оправдывает все сложности по сохранению и приумножению собрания миниатюрных книг.

История миниатюрной книги

Большую книгу сдай в лари, купи такую, чтобы умещалась в руке.

Марциал, римский поэт

Ещё из античной истории известен пример Плиния Старшего. В своей «Естественной истории в 37 книгах» он упомянул эпическую поэму Гомера «Илиада», текст которой из 15 686 стихотворений уместился на небольшом свитке пергамента, помещённом в ореховую скорлупу.

Существует бумажный свиток шириной 57 мм с текстом молитвы на китайском языке Dharani, датируемый 770 г. Миниатюрный свиток, отпечатанный иероглифами с деревянного клише, помещался в деревянный футляр в виде пагоды. Он был сделан по приказу японской императрицы с целью распространения буддизма в Китае.

При раскопках под Новгородом учёные нашли берестяные грамоты XIII в., среди которых были и миниатюрные грамоты с текстами молитв, в том числе азбука.

В настоящее время специалисты-книговеды не могут однозначно определиться с понятием «книга». Помимо классической формы в виде «кодекса» есть ещё свиток и набор скреплённых пластин в виде гармошки. В последнее время стали появляться книги, изготовленные из пластика, металлической фольги и других, непривычных для нас материалов, в отличие от традиционной бумаги, сменившей в своё время папирус, пергамен.

Из истории:

• В Средние века самыми распространёнными в Европе рукописными книгами были молитвенники, Библии. В силу своей очень высокой стоимости (труд был очень тяжёлый и кропотливый) приобрести их могли только состоятельные люди. Многие раскрашенные от руки книги-манускрипты писались по заказу дворян, аристократов, членов королевских семей.

• В Нью-Йорке, в музее «Метрополитен» хранится «Часослов» (настольная книга) Жанны д`Эвре, изготовленная по заказу французского короля Карла IV парижскими мастерами в 1325—1328 гг. Книга форматом 60х90 мм имеет коричневый кожаный переплёт с металлическими застёжками со строгим, но красивым тиснением золота на крышках и корешке, тройной золотой обрез. На 418 страницах имеются 25 цветных миниатюр, иллюминированных золотом.

• В Матенадаране (Ереван) находится рукописная книга размером 30х40 мм, датируемая 1434 г. На 104 листках пергамента писцом Оксеном из города Кафа (Крым) каллиграфическим письмом начертаны основы теории календаря.

• В Мадриде найден «Часослов Лоренцо Медичи» XVI века — знаменитый шедевр ренессансной миниатюры, авторами которого считаются отец и сын Боккардино и Стефано ди Томмазо Джованни. Книга размером 40х50 мм в кожаном переплёте с серебряным замком имеет многочисленные миниатюры, страницы украшены причудливыми орнаментами. Эта книга стала свадебным подарком кардинала Джованни Медичи своему племяннику Лоренцо Медичи.

История сохранила примеры создания подвижного шрифта в виде литер из глины (Китай, XI в.), дерева и меди (Корея, XIII в.).

• После изобретения в Европе в середине XV в. Иоганном Гуттенбергом (г. Майнц, Германия) наборного шрифта — подвижной литеры из металла (к создателям первого печатного станка специалисты относят Конрада Заспаха) — география печатания и распространения книг, в том числе миниатюрных, резко расширилась (Германия, Нидерланды, Италия, Франция, Англия, Бельгия). Тиражи книжек-инкунабул стали исчисляться сотнями и тысячами экземпляров. Герард Леу, Петерс Ос ван Бред и целая семья типографов из рода Эльзевиров прославили Нидерланды на весь мир.

• На сегодняшний день самой ранней печатной миниатюрной книгой считают «Диурналий» (Dirunale Moguntinum) 1468 г., 65х94 мм, фрагменты которого сейчас хранятся в Национальной библиотеке в Париже. Эту книгу напечатал мелким готическим шрифтом Петер Шеффер — ученик Гуттенберга и продолжатель его дела.

• Самой ранней славянской миниатюрной книгой кирилловского шрифта считают «Различнии потребии» (Венеция, 1572 г.). Книгу размером 70х95 мм напечатал Яков Крайков (родом из Софии). Она представляет собой сборник, в котором напечатаны месяцеслов (или святцы), путеводитель по святым местам Венеции, различные молитвословия и песнопения, апокрифы и пасхалия. В настоящее время единственный полный экземпляр (из трёх известных) хранится в Университетской библиотеке города Лейден (Нидерланды).

• Альд Пий Мануций (Aldus Pius Manutius) печатал в своей венецианской типографии («Дом Альда») сочинения античных писателей, в том числе малоформатные («карманные») книги. Набор книг, а всего вышло более 1100 «альдин», осуществлялся в основном с рукописных оригиналов.

В «Доме Альда» появился курсив, разработанный рисовальщиком Франческо да Болонья.

• В России широкое распространение получили молитвословы, святцы, месяцесловы, а также различные календари и советы путешествующим в дороге, то есть книги практического содержания. Самой первой печатной миниатюрной книгой в России считают «Святцы», которую напечатал на Московском печатном дворе в 1639 году Василий Бурцов. Издание состоит из семнадцати 8-листных тетрадей форматом 71х97 мм. Текст набран шрифтом «терция», 136 листов не имеют нумерации. Из семи известных экземпляров три хранятся в Санкт-Петербурге, четыре — в Москве.

• Только в 1690 г. в Новом Свете, в Бостоне, появилась первая американская миниатюрная книга (96 страниц, формат 49х73 мм). Это было произведение Вильяма Шекера «Свадебное кольцо» (William Secker. A Wedding Ring, Fit for the Finger…). Печатник Самюэль Грин напечатал эту книжку для своего друга, издателя Бенджамина Хариса.

• В XVII—XVIII вв. миниатюрные книги стали очень популярными в Англии и Франции, где наряду с молитвенниками и библиями стали печатать поэзию, а также исторические произведения. В XIX в. большое распространение получили словари, альманахи, поэтические сборники. Для переплёта наряду с бумагой и картоном стали применять дорогие виды кож, жемчуг, черепаховую кость, а также серебро и золото.

• Миниатюрные книги были очень популярны в Англии и Франции в XVII и XVIII вв. Это были не только молитвенники и издания Библии, но и поэтические сборники и альманахи. В XVII в. миниатюрные книги, включавшие к тому времени словари, альманахи и работы Шекспира, часто переплетались в дорогую кожу, перламутр, кость, серебро и золото.

• Россия не отставала от своих восточных и западных соседей. И в библиотеке русских царей, несомненно, хранилась рукописная миниатюрная книга XVII в. — «Святцы», размером 48х74 мм, которая сегодня находится в библиотеке Академии наук России (Санкт-Петербург).

Первое массовое издание миниатюрных книг в мягких обложках на территории Украины налажено в конце XIX в. В период с 1891 по 1895 гг. «Южно–русское книгоиздательство Ф.А. Иогансона» (Киев, Харьков) выпустило более 300 наименований книг размером от 55x73 мм до 60x80 мм в мягких обложках. Тираж многих книг достигал 5000 экземпляров, а общий тираж библиотеки «КРОШКА» составил около двух миллионов томов. Для ценителей красоты издатель предлагал варианты в твёрдых переплётах.

В конце XIX — начале XX в. в Российской империи стало выходить гораздо больше мини-книг благодаря таким издателям, как М. Шольц (Варшава), А. Суворин (Москва) и др. Особенно много вышло книг с произведениями А.С. Пушкина. Выпуск миниатюрных книг фотомеханическим способом организовал варшавский издатель М. Шольц. В 1898 г. к 100-летнему юбилею А. Мицкевича его издательством была выпущена книга стихов поэта размером 19х29 мм. Для подарочного варианта были изготовлены серебряные футляры (наряду с обычным футляром из жести) в виде брелока на цепочке, с увеличительным стеклом и застёжкой.

К 100-летнему юбилею А.С. Пушкина там же в 1899 г. вышли две книги — «Евгений Онегин» и «Все поэмы Пушкина». Размер книги поэм 17х26 мм, 268 страниц.

• В начале XX в. большими тиражами начали выходить миниатюрные книги в Синодальной типографии.

• Первой советской миниатюрной книгой следует признать вышедшее в Петрограде в 1918 г. издание Ордена Звезды на Востоке под названием «Чему мы будем учить» автора С. Джинараджадаза. В те годы Российское теософическое общество успело выпустить целую библиотечку — более десятка миниатюрных книг в мягких обложках!

• В довоенное и военное время большими тиражами миниатюрные книги выходили в партийных и специализированных издательствах («Партиздат ЦК ВКП (б)», «Политиздат», «Детгиз», «Детиздат ЦК ВЛКСМ», «Детская литература», «Художественная литература», «Молодая гвардия»).

В 1978 г. появились даже специализированные редакции миниатюрных книг при московском издательстве «Книга» и Пермском книжном издательстве. После 1985 г. издание миниатюрных книг пережило один из наиболее тяжёлых периодов, тиражи и качество сильно упали. Тем не менее постепенно любители этого вида изданий попытались изменить ситуацию.

В настоящее время в мире существует около сотни издательств, специализирующихся на выпуске миниатюрных книг. Крупнейшие, тиражи которых достигают десятков тысяч, а количество — сотен наименований: Running Press (США–Великобритания); Miniature Edition и Ariel Books. Andrews and McMeel (США); Los Libros Mas Pequenos Del Mundo (Перу); Bonsai (Аргентина); в Германии — Leipzig.Miniaturbuchverlag, arsEdition, Wilhelm Heyne Verlag и Dietz Verlag; Legnano.EdiCart (Италия); Egmont Children`s Books (Великобритания); BIOTOP (Франция).

Из издательств на пространстве СНГ — это «Харвест» (Белоруссия); «Художественная литература», «Фонд имени И.Д. Сытина», «Русский раритет» и «ЯникО» из Москвы. Несколько десятков частных издателей выпускают книги тиражом 30—100 экземпляров. Мастеров, из-под пера которых появляются рукописные работы высокого уровня, в мире очень мало. Американка Шэннон Митчелл, каллиграф, сделала свыше 130 наименований рукописных миниатюрных книг, причём на разных языках мира, и все — произведения искусства! Тиражи её книг ограничены 1—22 экземплярами. По её просьбе я выслал ей книгу «Инициалы XI—XVI веков», но, к сожалению, она не успела сделать рукописную книгу на русском языке.

• О микроизданиях (меньше 10 мм) серьёзно заговорили в начале XX в., хотя уже в 1674 г. голландец Бенедикт Шмидт (Benedikt Smidt) набрал и отпечатал «малышку» размером 12х8 мм. Это был сборник стихов датского поэта ван Ланге под названием «Маленький сад цветов» (C.van Lange, «Bloem Hofje Dor»). В книжке 49 страниц, её тираж не известен, на сегодня сохранилось всего несколько экземпляров.

• Стоит отметить первую советскую микрокнигу «Чудо из чудес» размером 6х9 мм, которую выпустило в 1985 г. издательство «Книга». Издание было отпечатано Подольской фабрикой офсетной печати тиражом 200 экземпляров. Наряду с микрокнигой («дочкой») был напечатан увеличенный экземпляр («мама»), его размер 31х45 мм. На 24 страницах на пяти языках (русском, английском, испанском, немецком и французском) был напечатан текст со словами А.С. Пушкина и М. Горького о книге, а также помещены их портреты. На сегодня в мире выпущено около 140 названий микрокниг.

• Если на начальном этапе минимальные размеры книг определялись способностями мастеров, то позднее — техническими достижениями в оптике. В борьбу за первенство включились не только издательства, но и микроминиатюристы из многих стран (Голландия, США, Германия, Италия, Украина, Франция, Япония, Венгрия, Испания, Югославия, Шотландия, Россия и Тайвань). При этом мы восхищаемся образцами рукотворного мастерства, среди которых «малышки», выполненные мастером-каллиграфом из Тайваня Чен Фонг Шеном.

• Вместе с книгоизданием появляются и коллекционеры. Страсть коллекционирования была присуща многим историческим личностям. Английская королева Анна Болейн, поднимаясь 19 мая 1536 г. на эшафот перед своей казнью, держала в руках миниатюрный молитвенник в золотом переплёте с портретом короля Генриха VIII.

• Большим поклонником миниатюрных книг был Наполеон Бонапарт. Во время своих военных кампаний он возил с собой так называемую «Миниатюрную библиотеку путешественника» (Bibliotheque Portative du Voyageur) в специальном кожаном футляре. В сложенном состоянии библиотека выглядела как один фолиант.

• 16-й президент США Авраам Линкольн имел миниатюрный молитвенник в то время (1836—1845 гг.), когда был адвокатом. 32-й президент США Франклин Рузвельт собрал большую коллекцию миниатюрных книг в своей библиотеке в Гайд-парке.

• Специально для королевы Великобритании Елизаветы II был изготовлен миниатюрный кукольный домик, в одной из комнат которого была библиотека с миниатюрными книгами величиной в 1—2 дюйма.

• Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев имел коллекцию миниатюрных книг, которую он хранил в письменном столе и с удовольствием показывал ближайшим коллегам.

• Во 2-й половине XX века появляются специализированные общества, объединяющие коллекционеров. Наверное, первым в мире был Клуб любителей маленьких книг в 64-ю долю (The LXIVMOS) из американского города Бруклин, штат Массачусетс. Инициатором создания клуба в 1927 году был Вилбур Маки Стоун (Wilbur Macy Stone), коллекционер детской и миниатюрной книги, книгопродавец из Нью-Йорка. Там же в ноябре 1927 г. начал выходить бюллетень The News — Letters of the LXIVMOS, первое специализированное периодическое печатное издание для миниатюристов (его тираж был 1000 экземпляров). Джеймс Хендерсон (James D. Henderson) стал его основателем, издателем и редактором. Интересно отметить, что, начав издаваться сначала в США, впоследствии бюллетень выходил при материальной поддержке энтузиастов уже в европейских городах: Париже, Мюнхене, Лейпциге, Лондоне и Амстердаме. В 1971 г. создаётся Московский клуб любителей миниатюрных книг (МКЛМК). С этой даты ведёт свой отсчёт движение советских, а теперь уже и российских миниатюристов. Аналогичные клубы появляются в Венгрии, Югославии и Германии. С 1983 г. в США действует Международное общество любителей миниатюрной книги (MBS — Miniature Book Society, Inc.). В связи с увеличением спроса в ряде стран Европы (Германия, Венгрия, Югославия, Россия, Великобритания) и Америки (США, Канада) появляются издательства, специализирующиеся исключительно на выпуске миниатюрных книг. Многие коллекционеры создают частные издательства, где сочетается индивидуальный подход в работе с автором, художником и переплётчиком. В 70—80-е годы в ряде стран стали возникать частные и государственные музеи миниатюрных книг. Сейчас они есть в Японии, Польше, Югославии, Украине, Азербайджане, а созданный ещё в эпоху СССР музей при издательстве «Книга» закрылся.

Создание миниатюрных книг требует высокого уровня мастерства, граничащего с настоящим искусством, что особенно ценится собирателями этих изданий и библиофилами. Естественно, особый интерес для библиофила представляет тираж книги. Мини-книги всегда издавались меньшим тиражом, чем обычные. Тиражи рукописных и вообще маленьких книжек ограничены: от 10 и до 100 экземпляров. Миниатюрные книги зачастую издаются энтузиастами из любви к искусству и оценены значительно ниже фактической ценности рабочей силы, времени и материалов, потраченных на их создание. При выпуске и изготовлении мини-книг издатели и мастера переплёта, несмотря на трудности и нестандартность задачи, стараются ни в чём не отступать от принятых норм вёрстки, художественного оформления, печати и переплётных работ. Иногда в силу специфики издания, безусловно, приходится пересматривать требования, что, однако, ни в коей мере не сказывается на качестве. Более того, художественное (авторское) исполнение подчёркивает высокотехнологичный уровень работы. Поражают воображение и виды переплёта — от мраморной бумаги до змеиной кожи, дерева и серебра. Несмотря на малый формат, миниатюрная книга в полной мере представляет искусство книги, искусство печати и переплёта.

Большинство миниатюрных книг — отнюдь не дешёвые сувениры. Это серьёзные образцы искусства книгоиздания, в создании которых используются как старинные технологии, так и последние технологические достижения. Миниатюрные книги сегодня издаются во многих странах мира и охватывают огромную тематическую область — от литературы до кулинарии, от истории до науки. Используемые приёмы при её изготовлении также различны — это может быть рукописный текст, а может быть и цифровая печать. Как и в давние времена, когда книга была результатом труда нескольких человек, она и сейчас привлекает к себе внимание, особенно если представляет собой образец искусства мастеров печати (письма), иллюстрации и переплёта.

• В апреле 2007 г. на свет появилась «ультрамикрокнига» «Подросток Тед из городка Репы» (Teeny Ted from Turnip Town), размером 3/16x3/16 дюйма (0,07х0,1 мм). Канадские учёные из нанолаборатории университета Симон Фразер сделали её из 30 микротабличек, вырезанных из кремниевых пластин. Микрокнига имеет свой собственный международный стандартный номер книги (International Standard Book Number, ISBN–978–1–894897–17–4). Пучок ионов галлия диаметром 7 нанометров (по размеру 1 нанометр равен около 10 атомов) направлялся на отполированную поверхность простой пластины кремния, вырезая «лишнее» пространство вокруг букв. Иными словами, «галлий был чернилами, а кремний был бумагой». В результате чего появился текст, видимый только в электронный микроскоп при увеличении в 8000 раз! Площадь пластины составила 0,007 кв. мм. Пока был произведён только один экземпляр, и иное слово, кроме как «произведение», трудно подобрать. Надо признать, что многие исследователи относят такие произведения к разряду курьёзов.

Міні-книжкова новина з України

Мініатюрна книга зі срібла вагою 4 грами з'явилась у музеї друкарства на Рівненщині

ОСТРОГ-КИЇВ. Рідкісний експонат поповнив колекцію мініатюр Музею книги та друкарства “Державного історико-культурного заповідника” м. Острога. Киянка Катерина Утєва, яка родом з Рівненщини, подарувала чотиристорінкову “Молитву водія”, передає кореспондент УНН.

Розмір мініатюрної книги: 1 на 1,5 см, а вага — майже 4 грами. Виготовлений експонат із срібла 925 проби. У колекції заповідника нараховується понад 600 мініатюрних книг.

До цього часу найменшою вважалася книга “Гімн Радянського Союзу” естонською мовою, розміри якої складали 2 на 3 см.

“Я радий, що є у нас такі земляки — патріоти Острога, які хоч нині і не живуть в місті, але пам’ятають його і всім розповідають, що є Волинські Афіни — старовинне місто, є музей”, — зауважив старший науковий співробітник “Державного історико-культурного заповідника” м. Острога Анатолій Хеленюк.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.


Поэтические сезоны в БУЛ: продолжение — ЗИМА

20 ноября Большой зал Библиотеки украинской литературы на Трифоновской, 61, к.1 в очередной раз принимал участников и гостей открытого вечера творческих знакомств в цикле «Поэтические сезоны в БУЛ». По сложившейся традиции, на встречу, посвящённую теме ОСЕНИ в творчестве поэтов, музыкантов, художников, приглашались все желающие послушать, посмотреть или поделиться не только своими, но также и чужими любимыми литературными, музыкальными произведениями, посвящёнными (желательно, но не обязательно) осенней тематике.

Как и во всех других случаях, этот вечер проходил в интерьере новой художественной выставки. Вернисаж «АКЦЕНТЫ», устроенный накануне с участием Творческого союза профессиональных художников, предоставил многочисленным гостям замечательную возможность ознакомиться с яркими работами членов творческой группы «COMPOSITION».

Открывая вечер, заведующий отделом украиноведения, культурно-массовых и медийных программ БУЛ, переводчик и литературовед Виталий Крикуненко поздравил завсегдатаев «Поэтических сезонов в БУЛ» с завершением первой пятилетки деятельности этого своеобразного творческого клуба по интересам и поблагодарил его ведущего — известного писателя, переводчика, музыканта Альберта Иогановича Туссейна за многолетнее сотрудничество с Библиотекой украинской литературы. Своеобразным эпиграфом к встрече стали стихи об осени Лины Костенко и Сергея Есенина, к лирике которых не раз ещё обращались и другие выступавшие — сам Альберт Туссейн, директор московского представительства издательства «Нестор-История» Николай Эрлих, поэты Федор Дерябин, Лидия Григорьева, Геннадий Погожаев, Нина Бутовец и др.

Не обошлось и без книжных презентаций. Свой поэтический сборник представил Владимир Барцевич (г. Реутов, Московская обл.), а Шоистаи Равшан , член Национального Союза писателей Кыргызстана, отличник культуры Кыргызской республики ознакомила присутствующих с авторскими афоризмами, собранными в её книге «Бисерные мысли».

Творческим встречам в БУЛ традиционно присущ интернациональный характер, вот и в этот раз стихи и песни, рассказы и афоризмы здесь звучали на разных языках — русском, украинском, киргизском, польском и таджикском, и в зале царила атмосфера открытости, дружбы и взаимоуважения носителей разных национальных культур — жителей и гостей многонациональной Москвы. Бурные аплодисменты вызвало выступление москвича Геннадия Авдеева, когда он после чтения Геннадием Погожаевым переводов поэзии Лины Костенко на русский язык и цитирования в оригинале гениального Фирдуоси , творчество которого представила урождённая таджичка Шоистаи Равшан, на отменном украинском прочитал стихи из Шевченковского «Кобзаря» и также по памяти — уже на фарси — шедевры средневековой персидской поэзии.

Такое многоязычие и взаимопонимание «Поэтических сезонов в БУЛ» во многом обеспечивает бессменный ведущий наших вечеров. Альберт Туссейн — настоящий полиглот, в дипломе которого — английский и арабский, а от матери и отца — украинский и русский, французский и немецкий. А ещё в круг профессиональных и творческих интересов, а также «научно-исследовательского любопытства» российского поэта и лингвиста входят древне- и новогреческий, практически все славянские, романские (плюс эсперанто и, конечно, латынь), несколько семитских, тюркских и иранских языков, китайский и японский…

А ещё есть у Альберта Иогановича расписной тульский самовар, который давно уже прописался в нашей Библиотеке и тоже согревает-объединяет гостей своим журчанием. И не сам самовар — ему помогают участницы кулинарного конкурса, который незаметно-исподволь проходит во время встреч, радуя всех сладкими угощеньями, а отличившихся кулинаров — ещё и призами.

Приходите! Следующий вечер творческих знакомств «Поэтические сезоны в БУЛ: —ЗИМА» намечен на 22 января. Начало в 18.00.
Место встречи изменить нельзя: БУЛ, ул. Трифоновская, 61, 1.

На фото: эпизоды ОСЕННЕЙ ВСТРЕЧИ.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



Шестое лето «Поэтических сезонов БУЛ»

17 июня в Большом зале Библиотеки украинской литературы на Трифоновской, 61 в цикле «Поэтические сезоны БУЛ» состоялся очередной вечер творческих знакомств «Ох, лето красное…»

По сложившейся за минувшие годы традиции встреча объединила тех, кто пробует свои силы в художественном творчестве — начинающих поэтов, художников, певцов и просто любителей изящной словесности, живописи, музыкального искусства. И, как и в прежние — весенний, зимний, осенний сезоны, — атмосфере раскрытия талантов и дарований благоприятствовали развёрнутая накануне в зале новая выставка картин, а также яркая экспозиция детских рисунков, музыкальные инструменты — рояль и пианино и, конечно же, певучая гитара в руках неизменного ведущего «Поэтических сезонов БУЛ» — известного поэта, переводчика, музыканта, путешественника Альберта Туссейна.

Не обошлось, как обычно, и без поэтических эпиграфов, обозначающих общую тему нынешней сезонной встречи: ЛЕТО. Ими стали строки из поэзии наших классиков — Тараса Шевченко и Александра Пушкина.

Зоре моя вечірняя, Зійди над горою, Поговорим тихесенько В неволі з тобою. Розкажи, як за горою Сонечко сідає, Як у Дніпра веселочка Воду позичає. Як широка сокорина Віти розпустила... А над самою водою Верба похилилась…

— эти стихи из «Кобзаря», давно ставшие народной песней, словно бы задавали тон музыкальным номерам, прозвучавшим в исполнении певицы Елены Долгановой и участницы библиотечного клуба «Пісенні вечорниці» Елены Усовой и самого Альберта Туссейна.

Замечательным же стихотворением Александра Пушкина

Ох, лето красное! любил бы я тебя, Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи. Ты, все душевные способности губя, Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи; Лишь как бы напоить да освежить себя - Иной в нас мысли нет, и жаль зимы-старухи, И, проводив ее блинами и вином, Поминки ей творим мороженым и льдом. —

организаторы мероприятия пригласили участвующих в творческой встрече стихотворцев, любителей поэзии по-своему раскрыть тему наступившего ЛЕТА, с чем неплохо справились завсегдатаи «Поэтических сезонов БУЛ» Владимир Барцевич, Гаяне Баженова, Андрей Юзвук, неофитка Нина Ченда и другие участники. Были представлены пейзажная лирика, и стихи о любви, зарифмованные философские сентенции и искромётный юмор.

А паузы между выступлениями ведущий умело заполнял не только собственными поэтическими и музыкальными импровизациями, но и неустанно будил мысль аудитории остроумными вопросами всё новых викторин, тут же поощряя игроков за самые удачные ответы книжными призами и подарками. Бодрости и силы участникам вечера придавало также вошедшее в традицию наших поэтических сезонов чаепитие с угощениями для сладкоежек, приготовленными участниками ещё одного конкурса — кулинарного.

А посему, хотя встреча и затянулась до поздних сумерек, уставших не было. Довольными и счастливыми , похоже, расставались все. А общее настроение замечательного летнего вечера постаралась почти экспромтом выразить в своих стихах Нина Ченда:

...На Трифоновской — есть библиотека одна, Библиотека украинской литературы: Удивительная в той библиотеке среда, А сегодня назначен там вечер культурный! Ведущий — Туссейн Альберт Иоганович: Поэт, переводчик и музыкант! Будь ты — Петровна, или — Иванович, Вы приходите, взяв с собой свой талант! Берите с собой и таланты, и творчество! "Ах, лето красное..." — тема сезона! Мы будем — "на равных": забудьте про отчество, С ощущением "словно 100 лет мы знакомы"!

В этом году исполняется 6 лет со времени первой встречи творческих знакомств в «Поэтических сезонах БУЛ». Приглашаем всех желающих стать участниками 25-й! — она пройдёт 20 ноября с.г.

Тема сезона: ОСЕНЬ.

Не пропустите!

На фото: выступают участники «Поэтических сезонов БУЛ», лето-2015: Владимир Барцевич, Гаяне Баженова, Андрей Юзвук, Нина Ченда, Елена Долганова, Елена Усова. Ведущий — Альберт Туссейн.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



«Весна Победная»: праздник со слезами на глазах...

29 мая в цикле «Поэтические сезоны БУЛ» состоялся литературно-музыкальный вечер «Весна победная», посвящённый 70-летию Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Прозвучали стихи и песни на русском и украинском языках, с воспоминаниями о «сороковых, пороховых…» выступили ветераны и представители поколения детей войны — врач

Анатолий Иванович Медведицкий, читатель БУЛ, пенсионер Виталий Иванович Зерницкий, историк, культуролог из Германии Сергей Граф и др.

Лирические посвящения творцам Победы и «суровым тем годам» прочитали члены Союза писателей России и Украины: Владимир Лесовой, Виталий Крикуненко, а также участники клуба-студии «Слово» Геннадий Погожаев, Михаил Дупик, начинающая поэтесса Нина Ченда.

Стихи своих любимых поэтов представили читатели Библиотеки.

Вёл вечер известный поэт и переводчик Альберт Туссейн. А когда ведущий брал в руки свою гитару и наигрывал мелодии военных лет, ему нередко подпевал весь зал. Увлечённо подхватывали слушатели и украинские народные песни в исполнении Ивана Михайличенко. А завершившие песенный ряд в музыкальной программе знаменитые «Журавли» на слова Расула Гамзатова в хоровом исполнении всех участников и гостей вечера своей проникновенностью вызвали у многих слёзы на глазах…

Предлагаем вниманию наших читателей фоторепортаж о майской встрече и подборку произведений участников «Поэтических сезонов БУЛ».

На фото: с песенными посвящениями героям Великой Отечественной выступили Альберт Туссейн и Иван Михайличенко, Ольга Кузнецова; тронули за душу слушателей стихотворения и переводы Владимира Лесового, Геннадия Погожаева, Нины Ченды и других участников вечера «Весна Победная», проходившего в Большом зале БУЛ, украшенного праздничным вернисажем художников — членов ТСПХ и рисунками детей России и Украины.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.

* * *

Микола ЛУКІВ День Перемоги Радiола у клубi грає, У танку i старi, й малi. Половина села гуляє, Половина лежить в землi. Вiтер Вiчний вогонь гойдає. I печаль, i пiснi, i смiх… Всiх полеглих нiхто не знає, Поминають – усiх. Перемога цiни не має. Рiзнi долi, вона – одна. Але час таки вiддаляє Рiднi лиця та iмена. Поколiння нове зростає, Мирна й чиста над ним блакить… Половина села гуляє, Половина в землi лежить. День Победы (Мыкола Лукив) Праздник. Музыка не стихает. Накрывают столы в селе. Половина села гуляет. Половина лежит в земле. Ветераны войну вспоминают. И печаль, и песни, и смех. И не всех уже павших знают. Поминают – сразу всех. Цены личной Победа не знает В каждой доле – она одна! Победа навеки соединяет Все судьбы, подвиги, имена. Поколения подрастают. Им под мирным небом жить! Половина села – гуляют. Половина в земле лежит. Перевод Погожаева Г.И. Мыкола Лукив — известный украинский поэт. Родился в 1949 году в с. Куманивка на Винничине. Окончил Киевский университет. Главный редактор журнала «Днiпро» (Киев). Автор ряда стихотворных сборников и многих популярных песен. Геннадий ПОГОЖАЕВ Мы — дети мировой войны Мы — дети мировой войны, Мы чудом были спасены. К кому безжалостна была, Война — с собою забрала. И не щадила тех война, Кого калечила она. Но нам, конечно ж, повезло, Что выжили всему назло — Наследники своей страны, Живая память той войны. Всё меньше тех, кто шёл на бой, Кто прикрывал страну собой, Кто укреплял собою тыл, Кто нам тогда опорой был. И мы — их дочери, сыны Теперь их заменить должны, Чтоб новых уберечь людей От легкомысленных затей. Мы вместе сделать всё должны, Чтоб больше не было войны! Владимир ЛЕСОВОЙ МОЛИТЕСЬ ЗА ЗОЮ И САШУ Героям Советского Союза Зое и Александру КОСМОДЕМЬЯНСКИМ Молитесь за Зою и Сашу, За бедную Родину нашу. Спаси, Богородице Дево, — Погибли за правое дело, За землю, леса и поля, За юность и други своя. Пусть были они комсомольцы, Но в выборе смерти своей — добровольцы. Молитесь за Сашу и Зою — Лежат под лучистой звездою, Но принял Господь покаянье За смертные муки, страданье. В бою причастились Превечною Кровью, Пылая к России небесной любовью. Поставьте им Крест на могиле, — Поднимется Троица в силе. Подайте записочку в храме, — Да будем живые не в сраме. …Ничто не принизит мгновения эти — Космы, Дамиана ведь дети. Я воинов словом простым Причислю смиренно к святым… Молитесь за Зою и Сашу! От бед заслонят они Родину нашу! Нина ЧЕНДА ТАМ БЫЛИ НАШИ ДЕДЫ ТАМ был мой Дед ТАМ был твой ДЕД ТАМ были наши ДЕДЫ БОРОЛИСЬ ДО ПОБЕДЫ! Нам не представить Никогда Как начинается Война Живем под мирным синим Небом И магазины полны Хлебом ВОЙНА! ПОБЕДА! Жизнь за Жизнь! И Смерть за Смерть! Голод! Страх! Юнца Отвага! И детский прах! И детский плач! И женский плач! И стон мужчины! И горькие слезы стариков... Боль! И гнев! Тьма! И свет! Война! И млад, и стар! Он и Она, Они Спасти Страну свою смогли, Потому что "Они сражались за Родину"! В память тех лет! Победа! Стук сердца... В Победе! Стук наших сердец... К Победе! Из Войны навстречу... К Победе! В Память "тех лет"... Память! Боль сердца... В Памяти! Боль мирного неба... Помнит! Кровавые зверства... Помнит! Вкус черствого хлеба... Помнит! Огонь и окопы! Помнит! Сожженные тропы! Помнит! Руины и кости! Помнит! И плачет от злости… Порой...в мирный день... Все еще плачет... Помнит и плачет! Небо плачет и в тень Кровавые слезы прячет... Прячет в Вечности... Прячет звездами На гимнастерках с погонами... Жизнь! В Жизни радость Победы! В жизни тех лет Героизм! Мир - это наше Наследие! Мирно живем и чтим... Мы чтим! Славим Защитников Родины! Народ наш Непобедим! Живем под мирными сводами Небес...небес непроста синева... Ведь там побывала Война... Салютом! Мы в небе зажжем! Салютом! Памяти Свет! День Победы! Вспыхнет огнем! День Победы! В Память "тех лет"!


Исповедь поэта-гражданина

14 мая в Большом зале Библиотеки украинской литературы состоялась посвящённая 70-летию Великой Победы Творческая встреча с поэтом, руководителем военно-патриотических программ Центра «Национальная слава России», председателем казачьей секции Союза писателей России полковником Валерием Латыниным.

Открывая вечер, ведущий литературных программ БУЛ писатель Виталий Крикуненко отметил давние и постоянные творческие связи известного русского поэта с Украиной, где около сорока лет тому назад в республиканском альманахе «Вітрила» («Паруса»), в коллективных сборниках издательства «Молодь», других изданиях появились первые публикации его стихотворений на родном языке и в переводах на украинский. Тогда же у служившего в Киеве русского поэта-офицера зародился глубокий интерес к украинской поэзии, сохранившийся и поныне. Об этом наглядно свидетельствовали и материалы устроенной библиотекой выставки, где были представлены журналы «Вінницький край» , «Хортиця», альманах «Молодая поэзия Украины», московские сборники стихов Валерия Латынина с его переводами произведений известных ныне украинских поэтов Петра Скунца, Григория Лютого, Виктора Мельника, с выстраданными лирическими и гражданскими откликами на происходящее в наших странах, в сердцах украинцев и россиян.

Примечательно, что в собственно литературной части программы, можно сказать, на равных прошли две книжные презентации: поэт представил увесистый том «Избранного» и также недавно увидевший свет небольшой сборник своих стихотворений «Сповідь побічного сина» в переводе украинского побратима Виктора Мельника (издательство «Твердиня», Луцк. Украина. 2014 г.).

Особый акцент на украинском издании как ярком свидетельстве литературного сотрудничества наглядно демонстрировал и выставленный здесь же на столике перед автором любовно изготовленный им портрет своего переводчика из Винницы. Надо сказать, что стихи Валерия Латынина воссозданы Виктором Мельником с удивительной поэтической адекватностью, и в этом могли убедиться многочисленные гости поэтического вечера, зачарованно вслушиваясь в украинские переводы. А желающие больше узнать об истории появления и самой природе этих переводов могли здесь же ознакомиться с обстоятельной рецензией сотрудника Библиотеки украинской литературы Виталия Крикуненко, опубликованной в свежем номере «Общеписательской Литературной газеты», издаваемой Международным сообществом союзов писателей (№3 (64) 2015). Фрагмент рецензии прилагается и к этому сообщению.

Лейтмотивом выступлений Валерия Латынина, много сил и творческой энергии отдающего делу патриотического воспитания молодёжи, а также участвовавших в обсуждении творчества поэта члена Общественного совета при президенте Росссии по делам казачества Павла Платова, народного артиста России Юрия Назарова, заслуженной артистки РФ Людмилы Мальцевой, художника Сергея Гавриляченко, капитана первого ранга Евгения Введенского и других гостей Библиотеки стала тема Великой Победы, подвига советских народов, сокрушивших немецкий фашизм в Великой Отечественной войне. Прозвучали воспоминания о недавних праздничных торжествах, о незабываемом параде на Корасной площади и марше «Бессмертный полк», стихи и песни, приуроченные к славной дате. А казацкий атаман Донской станицы Николай Адамов в знак немалых заслуг в деле воспитания молодых патриотов вручил поэту и общественному деятелю Валерию Латынину медаль «70 лет великой Победы».

В продолжение трёх часов продолжалось задушевное общение, и в братском созвучьи-согласии лились украинская и русская речь, волновали сердца казачьи донские и украинские народные песни, а запевалами были восхитительные Юрий Назаров, Полина Нечитайло —артистка Театра на Таганке и Людмила Мальцева, Анна Бубнова с дочурками Миланой и Олей (на фото).

И песенный этот венок придавал сыновней исповеди поэта перед родной ему Россией и дорогой его сердцу Украиной дополнительную убедительность, особую трогательность и красоту…

На фото Владимира ПОЛУШИНА, Алексея ШАДРИНА: эпизоды творческой встречи с поэтом Валерием Латыниным. Приветствие от члена Общественного совета при президенте Росссии по делам казачества Павла Платова. Народный артист России Юрий Назаров , заслуженная артистка РФ Людмила Мальцева и ведущая актриса Театра на Таганке Полина Нечитайло. Украинские песни исполняют Анна Бубнова, Милана и Оля Королёвы. Призы юным артисткам.Награду поэту вручает казацкий атаман. Народный художник России, лауреат премии Ленинского комсомола Сергей Гавриляченко. Своими мыслями о Великой Победе делится бывший моряк-подводник капитан первого ранга Евгений Введенский...

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.

* * *

Из отклика на книгу

«Ласточка» из «Твердині»

Кому то, наверное, и в Украине и в России покажется невероятным, что в эти дни и месяцы окаянные, когда на Донбассе, воспетом его славным сыном, соловьём Украины Владимиром Сосюрой, не утихают огневые перестрелки, гибнут помрачённые жестоким и чуждым нашим народам противостоянием бойцы и ни в чём не повинные мирные люди по обе линии фронта, когда месяцами не прекращается братствоубийственная сеча электронных и печатных СМИ, когда даже иные писательские газеты рискуют срываться в воинственный раж, возжигая в читателях едва ли не ксенофобские страсти, — в это самое время в Луцком издательстве «Твердиня» выходит в свет книга стихов русского поэта Валерия Латынина «Сповідь побічного сина» в переводе на украинский Виктора Мельника.

Чем привлекли талантливого украинского поэта и переводчика, волынских издателей произведения россиянина? Да тем, что, как отмечено в издательской аннотации, к творчеству московского автора можно вполне отнести уже малость подзабытые на пространстве бывшего СССР, хотя и по-прежнему крылатые, слова Павла Тычины о «чувстве семьи единой» с его «аркодужним перевисанням до народів».

В стихах Валерия Латынина, — подчёркивает издатель, — «не только правдиво отражены картины современной российской жизни, нередко с острокритическими инвективами в адрес «шинкарей» при власти, но и звучит признание в любви к другим славянским народам — сербскому, болгарскому, черногорскому. Украинская тема у него — одна из лейтмотивных».

Вместе с тем, любовь поэта не слепа, а нередко и обострённо взыскательна. Вспомним лермонтовское про «страну рабов, страну господ» или шевченковское: «доборолась Україна до самого краю. Гірше ляха свої діти її розпинають…»

Далеки от безоглядного умиления Отечеством, равно как происходящим у братьев-славян, и стихи В. Латынина, отмеченные вниманием переводчика. Думается, оттого он и взялся за их переложение на родной язык, что в произведениях российского автора увидел нечто близкое и перекликающееся с собственными тревогами и чаяниями, связанное с судьбами собственной страны, своих земляков.

...Думаю, что ошибутся те, кто, прочитав правдивую книгу замечательного русского поэта-патриота, поспешит обвинять переводчика (он же, по сути, и составитель) в умышленной тенденциозности-передёргивании при отборе стихотворений к сборнику «Сповідь побічного сина». Но стоит ознакомиться с его содержанием в полном объёме, и мы увидим, насколько взвешенно и репрезентативно опубликованные здесь переводы 62-х стихотворений Валерия Латынина отражают творчество автора более десяти поэтических книг, лауреата литературных премий имени генералиссимуса А.В. Суворова, А. С. Грибоедова, В.В. Маяковского «Светить всегда!», С.А. Есенина «Золотая осень» и др.

В украинском небольшом по объёму издании, как и в увидевшем годом ранее в Москве почти 300-страничном томе «Избранного» Валерия Латынина (издательство «Вече», 2013 г.), проявлены основные мотивы творчества «степного орла русской поэзии» — так повеличал автора в предисловии к упомянутой книге председатель правления Московской городской организации Союза писателей России Владимир Бояринов.

Это и высокая нота гражданственности, обострённое чувство социальной справедливости («Знову танці на гробах…», «Шпана», «Ненасить», «Пустеля на Рубльовці»); и глубокий историзм, основанный на плодородной почве влюблённости в великую Россию и малую свою родину, приверженности традициям и славе предков, среди которых — донские и украинские казаки («Росіяни», «Хутір Галушкін», «Станиці Кочетовській», «Забутий хутір Митрофанівка»); и полнокровная, сочная, дышащая степной далью и проникнутая казацкой удалью, а подчас ностальгическая пейзажная и любовная лирика («Хочу на південь», «Стежина в минуле», «Донська природа», «В гостях у дитинства», «Шматочок степу у квартирі», «Козачка», «Жінка ця…», «Георгіна»).

Разумеется, не прошла мимо внимания переводчика и отмеченная в издательской аннотации тема славянства, весомо присутствующая в творчестве Валерия Латынина, который, кстати, известен и как переводчик поэзии с сербского, болгарского, украинского языков («Слов`янський камінь», «Дощ на Дунаї», «Кургани Добруджі», «Чорногорський серпантин», «Цетінський монах»).

А завершающие книгу «Сповідь побічного сина» переводы не вошедших в «Избранное» Валерия Латынина стихотворений «Билинна земля», «Дніпровські пороги», «Гімн козацького духу» воспринимаются читателем и как признание русского поэта в любви к Украине. В этих произведениях отчётливо звучат автобиографические мотивы, проливающие свет на истоки этого чувства:

Мене билинна кликала земля, Князь Володимир і його дружина. Звитяжна путь! За їх слідами я Приїхав офіцером в Україну...

И жгучее стремление постичь величие и трагизм древней истории Украины-Руси от первоистоков:

Морозний день над Хортицею тане. Сухий бур`ян шурхоче, як стріла. І все сильніш тривога серце ранить — Тут зраджений загинув Святослав!...

И добросердечное пожелание украинскому народу отстоять и осуществить свои извечные вольнолюбивые идеалы, выраженные в строках Гимна Украины — «Душу й тіло ми положим за нашу свободу, і покажем, що ми, браття, козацького роду», ставших эпиграфом к стихотворению Валерия Латынина:

Коли я чую України гімн, Не криючись тоді радію й плачу. Так хочу я, щоби звучав у нім В світах продажних вольний дух козачий… Козачий дух — дух братства на землі, Соборність демократії і волі, Він сходить на любові, не на злі, І я питаю: «Доки буть недолі?!»

Удивительным образом этот завершающий книгу «Гімн козацькому духу» и стихотворным размером-ритмомелодикой и публицистической заряженностью своей перекликается с посланием «Росіяни» в начале сборника:

В коріння наше Скіфія лягла, Затим — алани, гуни і авари… Ми — помісь риби, тавра і орла — Алано-роси, угри і татари. Ми вибивались із бродильних мас, Як всі на світі діти, випадкові,. І мова, й віра поріднили нас, І злютували лихоліття крові… Де раювали, встав пекельний дим… Вже як її тепер не проклинаєм? А що Росія? — постарілий дім, Який давно полагодити маєм.

І «лихоліття крові», й «пекельний дим» сегодня отнюдь не метафорически прочитываются и в исполненной трагизма украинской яви. Так же как и образ обветшалого, а теперь ещё и разрушаемого войной «дома», который предстоит в мире всем миром отстроить…

Читая и перечитывая книгу Валерия Латынина в переводе Виктора Мельника, не раз ловишь себя на мысли, что и поразительная точность, и та удивительная, возможно, лишь кажущаяся лёгкость, с которой украинский поэт воссоздаёт на своём языке смыслы и образы, музыку стиха россиянина, идут не только от несомненного версификаторского умения переводчика, но, главным образом, от найденных им совпадений-соответствий-сочувствий своего родного с сокровенно выстраданным авторским.

И в этой связи сборник «Сповідь побічного сина» представляется мне не только профессиональной удачей автора, переводчика и издательства, но также и обнадёживающим свидетельством пусть пока ещё и очень локального, преимущественно лишь межличностного литературного сотрудничества, в котором сегодня, может быть, как никогда прежде и вопреки всему, нуждаются украинцы и россияне, изрядно подуставшие от политологических теле-распрей и взыскующие слова поистине честного, миротворческого, душеспасительного.

Когда читаю в новостных сводках что диверсанты снова взрывают мосты, смотрю на книгу русского поэта из «Твердині», вспоминаю его переводчика из Винницы, с которыми познакомился позапрошлой весной на международном фестивале славянской поэзии «Поющие письмена» в Твери, и думаю: «Есть мостостроители. Есть!». На них, сохраняющих и созидающих связи между народами, сегодня надежда…

Верится всё же, вопреки тревожным предчувствиям, что любимая поэтом Украина, «побочным сыном» которой он себя считает, как и родная Россия, следуя «свету евангельскому», всё же устоит и выстоит, так же, как сохранятся и завещанные предками связи между породнившимися — куда уж крепче! — сотнями тысяч и миллионами кровных семейных уз украинцами и россиянами.

И ладная «украиномовная» книжица Валерия Латынина, подобно ласточке с лёгкой руки Виктора Мельника выпорхнувшая в свет из луцкой «Твердині», да послужит тому добрым вестником.

Виталий Крикуненко,
поэт, переводчик, лауреат Международного фестиваля славянской поэзии «Поющие письмена», лауреат международного поэтического конкурса, посвященного 200-летию со дня рождения Тараса Шевченко



Приближение к Лине Костенко

27 марта в конференц-зале Библиотеки украинской литературы состоялся литературный вечер, посвящённый 85-летию со дня рождения Лины Костенко.

Открывая встречу, литературовед, переводчик Виталий Крикуненко рассказал об основных вехах жизни и творчества выдающейся украинской поэтессы, представил подготовленную библиотекарями выставку её книг из фонда БУЛ. Знакомясь с этой экспозицией, поклонники поэзии Лины Костенко отмечали, что столь полной книжной костенкианы, наверное, не найти ни в какой другой библиотеке России — здесь и этапные, появившиеся после многих лет запретов и замалчиваний, её сборники «Неповторність», «Сад нетанучих скульптур», непревзойдённые романы в стихах «Маруся Чурай» и «Берестечко», «Вибране», а также увидевшие свет в последние годы «Річка Геракліта», «300 поезій», роман «Записки українського самашедшего», литературоведческие издания о творчестве самой яркой представительнице украинской поэзии конца ХХ-начала ХХI вв. Особую атмосферу духовного присутствия Лины Костенко создало звучание в притихшем библиотечном зале её лирических шедевров в исполнении самого автора. Живой голос поэтессы донёс к московской аудитории DVD-диск, выпущенный как приложение к её книге «Річка Геракліта».

С огромным интересом был воспринят и видеофильм о встрече писательницы с читателями в Харькове по случаю выхода в свет её философски заряженного и остропублицистического, не утратившего своей актуальности и сегодня романа «Записки українського самашедшего».

Центральной же частью в программе юбилейного вечера в БУЛ явилась презентация новых переводов произведений Лины Костенко на русский язык, что стало уже традицией в стенах Библиотеки украинской литературы. Так, ранее свои поэтические переложения здесь уже представляли член Союза писателей России Светлана Соложенкина, читательница БУЛ московский юрист Ирина Кабанова. Действующий при Библиотеке украинской литературы клуб-студия «Слово» (группа литературного творчества и художественного перевода) поддержал инициативу поэта Владимира Артюха по подготовке давно уже назревшего сборника русских переводов стихотворений Лины Костенко. Первая их подборка была опубликована с предисловием заместителя директора БУЛ В. Крикуненко в «Литературной газете».

И вот Владимир Григорьевич Артюх, кстати, являющийся также активным читателем нашей Библиотеки, завершает большую работу по подготовке «Избранного» Лины Костенко в своих переводах. Ему, уроженцу Киева, автору четырнадцати поэтических книг, увидевших свет в Украине и в Москве, близка и понятна сокровенная глубина её лирики, которую он стремится донести и россиянам. Читая собравшимся стихи из «Избранного», переводчик поделился мыслями об особенностях творчества Лины Костенко, раскрыл некоторые профессиональные секреты своего ремесла. Гости литературного вечера имели возможность обстоятельнее ознакомиться с переводческими работами Владимира Артюха, обратившись к распечатанному в нескольких бумажных экземплярах электронному изданию БУЛ «Избранные страницы альманаха «Библиотека украинской литературы» (публикуется на библиотечном сайте). От имени слушателей благодарность переводчику за большую и добросовестно выполненную работу высказал читатель нашей Библиотеки Г. И. Погожаев, сам пишущий стихи на русском и украинском языках и также занимающийся поэтическим переводом. Геннадий Иванович проникновенно прочитал эссе-коллаж по мотивам полюбившейся ему поэзии Лины Костенко. Своеобразный и глубоко личностный этот текст предлагаем и вниманию наших читателей:

Остання древлянка

Ліна Костенко і ліс — це як душа і тіло, це щось нероз`ємне. Вона, мабуть, остання древлянка у нашому шаленому сторіччі. Ось що вона каже про це все сама: Мене ізмалку люблять всі дерева, і розуміє бузиновий Пан, чому верба, від крапель кришталева, мені сказала: «Здрастуй!» — крізь туман. Чому ліси чекають мене знову, на щит піднявши сонце і зорю. Я їх люблю. Я знаю їхню мову. Я з ними теж мовчанням говорю. У неї ліс — чи не найперший співрозмовник у житті. Ось як вона пише про це: Поїдемо поговорити з лісом, а вже тоді я можу і з людьми. Та й у самої неї таке почуття, що вона як те плодоносне дерево. Ой живу, впівголоса, впівсили Відкладаю щастя — на коли? Скільки цвіту з мене обтрусили… Скільки яблук з мене продали… А все тому що усі її думки про майбутнє лісів як про наше людське майбутнє. Я на планеті дерево людське. Мене весь час підрубують під корінь. Особистий її біль за Чорнобиль, пройнятий тривожним передчуттям біди, що загрожує всьому людству. На березі Прип`яті спить сатана, прикинувся, клятий, сухою вербою. Стоїть йому атомна чорна свіча. Лежать йому села в біді і розрусі. Мало хто розуміє та любить природу й особливо ліс, як любить оце все Ліна Костенко, й це тому, що любить вона дуже саме життя. Тому й душа її у лісі, тому і ліс в її душі…

Ещё одним приятным открытием литературного вечера для его участников стало знакомство с Валентиной Бушминой, которая также представила свои переводы стихотворений Лины Костенко, опубликованные в книге этой московской поэтессы, родившейся на донецкой земле в городе Славянске. Публикуем один из переводов В. Бушминой, а также её стихи о родном крае — на русском и украинском языках.

Лина Костенко

*** Сосновый лес перебирает струны, И тишиной рокочет на басах, Звенят берёзы и блуждают луны, Людьми забыты с вечера в лесах. Вот старый лирник. Он так много знает, Его послушать сходятся века. Проходит всё, но ведь не всё растает — Об этом плещет вечная река. Рассвет идёт терновниковой гущей, Смычок кладут ветра на тетиву, И на мой голос, всех друзей зовущий, Природа откликается: «Ау!» И снова тишина. Блуждают только луны, Сквозь день, свозь миг, сквозь душу, сквозь века. Сосновый лес перебирает струны, И вечная уносится река… (Примечание: в укр луна. — эхо)

Валентина Бушмина

Моим землякам

Какие вы умельцы — земляки! Такие мастера и оптимисты. Товар посудный, соль, карандаши, На Славкурорте вылечат всех быстро! Наш маленький, зелёный городок, На карте Украины он, в Донбассе. Есть много на земле путей-дорог, Но Родина тебя собой украсит! *** Темні хмари над водою Знов проллють дощі. Я не знаю, що зі мною, То ідуть вірші: Про красиві сподівання, Про чудовий край, Про чекання та кохання, Хочеш, заспівай! Над водою знову сонце, Друзів ясний зір. Кожен день наш, як віконце, У природний мир. Літнє свято помічаєм Лиш в щасливий час. Помічаєм, відчиняем Те віконце — в нас…

Таким — «з відчиненим віконцем» — был литературный вечер с поклоном земным —«нездалеку, од серця» — Лине Костенко из Москвы, где прошли её студенческие годы, где откликается во многих сердцах её правдивое и прекрасное украинское Слово.

На фото В. Гурчина: свои переводы представляет Владимир Артюх; Валентина Бушмина тоже переводит стихи любимой поэтессы; с сообщением о жизни и творчестве Л.В. Костенко выступает сотрудник нашей Библиотеки литературовед Виталий Крикуненко.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



Дети войны под крышей БУЛ читали и вспоминали...

20 февраля в конференц-зале Библиотеки украинской литературы в цикле литературных мероприятий «Война и судьбы», посвящённых 70-летию Великой Победы, состоялось представление книги-исповеди Игоря Черницкого о людях ХХ века — «Жила-была любовь под соломенной крышей».

Как справедливо отмечено в издательской аннотации, книга Игоря Черницкого уникальна. Она создана на стыке лирического романа и кинофильма. Роль кадров играют фотографии из старинного семейного альбома и редкие снимки от начала двадцатого века по сегодняшний день…

В центре этого романа - история очищающей и возвышенной любви совсем юной девушки и тяжело раненного солдата, который выжил чудом, стараниями многих людей, но более всего духовными усилиями бесстрашной возлюбленной. Увы, он трагически не успел дописать о войне и любви книгу, к которой готовился всю жизнь. После его смерти уже в преклонном возрасте вдова воплотила его мечту - рассказала суровую правду о войне, опираясь на собственный дневник и память…

Доброе слово о необычной книге, увидевшей свет в московском издательстве «У Никитских ворот» сказали писатель Виталий Крикуненко, представитель общественной организации «Дети войны» Раиса Пхылина, читатели библиотеки Геннадий Малинка, Геннадий Погожаев, другие участники обсуждения.

Среди них были в основном пожилые люди, пережившие военное лихолетье, и, естественно, что каждый из них искал и находил в обсуждаемом произведении, рассказывающем о событиях, происходившие на территории Украины в годы Великой Отечественной войны, что-то близкое себе.

Читатели вспоминали военные годы, своих ушедших на фронт и зачастую не вернувшихся оттуда, павших в боях за Отечество родственников.

Многое в содержании книги Игоря Черницкого буквально перекликается с сюжетами из военного детства наших читателей, напоминает нам о бесценности и хрупкости мира, который сегодня снова нуждается в нашей защите.

Один из них — Г.И. Погожаев, также относящийся к поколению детей войны, отразил свои впечатления от прочитанной книги и вызванные её прочтением мысли в своей рецензии (публикуется ниже).

На фото: обсуждение взволновавшей читателей книги о минувшей войне.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.

Читательский отклик

Великая сила Добра Комбат сказал:— А думалось, герои, Войне конец. Нет, всё ещё — война... (Борис Олейник)

Сегодня, наверное, уже не счесть литературных произведений, посвящённых последней Мировой войне. Вряд ли их поток иссякнет в ближайшие годы и это можно легко понять. Война не только не ушла в прошлое, она, фактически, продолжается и лишь меняет своё обличие, угрожая теперь уже всеобщей, глобальной катастрофой всему человечеству.

Люди пытаются осмыслить сущность этого ужасающего явления, хотят понять причины, вызывающие войны, ищут средства, способные предотвратить войну.

Среди всего многообразия литературных жанров, пожалуй, наиболее ценными можно считать мемуары, оставленные участниками тех исторических событий — людей, через судьбу которых война прошла, оставив свой тяжкий след. '

Эти произведения — подлинные документы истории, способные достоверно, на эмоциональном уровне и в самых мельчайших подробностях донести до современника всё то, выпало на долю того, в большинстве своём, героического поколения наших соотечестенников.

К таким замечательным, искренним свидетельствам эпохи с полным правом следует отнести изданную в 2012 году книгу Игоря Черницкого «Жила-была любовь под соломенной крышей».

Игорь Михайлович Черницкий собрал под одной обложкой уникальные воспоминания своих родителей об их жизни, партизанской борьбе и чистой, преданной, с первого взгляда любви, случившейся в условиях долгой оккупации Украины фашистскими войсками. Кроме того, в книге собраны воспоминания самого Игоря и его старшего брата Юрия Черницких о своих замечательных родителях, воспоминания близких друзей и родственников.

Избранная автором доверительная и документально насыщенная форма повествования создаёт яркую, объёмную картину жизни, борьбы и высокой взаимной любви двух прекрасных людей - Михаила Ильича Черницкого и Людмилы Герасимовны Черницкой-Корольчук. В них воплотились, пожалуй, лучшие черты самых достойных граждан своей страны той эпохи. Они не выбирали для себя лёгкие пути в жизни и всегда достойно и ответственно делали то, что в данных обстоятельствах делать было необходимо. И, если страна победила в этой беспредельно жестокой войне, то благодаря именно таким людям.

А ведь были и другие - прямая противоположность нашим героям. Те, кто пополняли ряды предателей и подручных гитлеровских оккупантов, творили на собственной родине преступления против своих сограждан иной раз превосходившие зверства самих захватчиков.

В книге упоминаются подлинные свидетельства такого рода деяний. Так, «один полицай Уштанид, садист и изувер, за пятнадцать сигарет, подаренных ему шефом жандармерии, поклялся убить разбежавшихся и где-то скрывающихся пятнадцать евреев. Он, как хищник, рыскал по Ружину и своё обещание выполнил. Последними его жертвами были шестилетняя девочка и двухлетний мальчик, брат и сестра… Уштанид долго целился: от запоя дрожали руки. Мальчика он убил сразу, а раненую девочку добил прикладом. Об этом он сам расскажет на суде, где под аплодисменты односельчан, живых свидетелей его зверств, ему будет вынесен смертный приговор»

В воспоминаниях Людмилы Герасимовны приводятся и другие примеры невероятного, на первый взгляд, поведения некоторых представителей вермахта в этих экстремальных условиях, проявивших подлинную человечность.

Тогда, при быстром отступлении наших войск не удалось эвакуировать сотни тяжело раненых бойцов из госпиталя, расположенного в Ружине, оказавшихся на оккупированной территории. «Главврач Панас Матвеевич Коломиец, несколько врачей и сестёр ни на один день не оставляли своего поста... Сестры и и санитарки стирали и проглаживали уже использованные бинты. Йод, марганец и особенно спирт были на строгом учёте. А небольшие запасы больничных продуктов забрали немцы. Раненые, сто пятьдесят человек, были обречены на голод. Население, как могло их поддерживало. Кто-то из работников больницы притащил два мешка ржаной муки. Из неё варили затирку и кормили ею бойцов один раз в день.

Как-то ночью по больнице разнёсся пряный запах мясного супа. Даже те из раненых, кто уже спал, проснулись от этого дурманящего до головокружения необыкновенного запаха, вызвавшего обильную слюну и тошноту. Послышался тяжелый топот сапог, шум и суета в коридоре, и вот на пороге палаты появились два немецких солдата, а за ними медсестра с мерцающей коптилкой в одной руке и тарелками в другой. Немцы внесли в палату большое ведро и стали молча разливать из него черпаком горячий гречневый суп с кусками свинины. Полную тарелку ароматного супа поставили на грудь тому самому тяжело раненному замполитруку. Звали его Михаил. Миша и рассказал мне позднее об этом необыкновенном случае. Запах супа ударил в нос. Есть хотелось так, что появилась жуткая боль в желудке. Но он медлил: «Наверное, враг изобрёл этот способ уничтожить нас. Суп отравлен». Один из немцев, заметив недоверие раненого, сам отхлебнул из его тарелки и, возвратив ложку, добродушно сказал: - Essen, essen.

Всё это происходило очень быстро: боясь быть застигнутыми, немцы торопились переходя из палаты в палату».

Или вот другой, столь же невероятный случай:

Когда Миша (А это был именно он - Михаил Черницкий) был уже в составе партизанского отряда и, будучи инвалидом, лишённым одной ноги, жил в деревне у надёжных людей под видом свояка, то он очень страдал оттого, что культя после ампутации никак не заживала. И тогда их родственница решилась привести к ним своего квартиранта, немецкого фельдшера, который интуитивно вызывал у неё какое-то доверие.

«Мама и папа удивлённо переглянулись. Миша растерянно улыбнулся. Он очень нуждался в перевязке. Культя его не заживала Из большой раны торчала кость… Миша, покажи свою ногу, - сказала тётя.

Миша, сидя на кровати, стал разбинтовывать свою культю. Немец раскрыл свой чемоданчик. Ни слова не говоря, только улыбаясь, он обработал рану, приложил салфетку с какой-то мазью и широким бинтом забинтовал культю. В ту ночь Миша наконец-то спокойно спал.

А немец, возвращаясь с тётей, домой, спросил её:

- Партызан?

- Какой там партизан?! - всплеснула руками тётя. - Бум-бум! Под бомбёжку попал. Она, как могла, убеждала немца, а тот всё улыбался и кивал голове Вскоре он уехал на фронт. А мы вспоминали его добрым словом, предполагая в нём антифаш иста»

Мы ничего не можем знать о том, почему эти немецкие солдаты проявили такое благородство духа, что могло им стоить очень дорого, узнай об этом их командование. Пусть такие случаи были, наверное, большой редкостью, но они были. Люди, пребывая в стане армии-агрессора, на чужой территории, находили в себе мужество поступать так, как им подсказывала их человеческая совесть.им подсказывала их человеческая совесть.

И, как же можно понять поведение наших собственных соотечественнников, которые в отчаянно тяжёлом положении своего народа на оккупированной территории становились его злейшими врагами? Где проходит в человеке та грань между добром и злом, которая разводит людей по разные стороны линии фронта борьбы? Вооруженной борьбы!

Ответ на этот нелёгкий вопрос вполне может дать история трудной бескомпромиссной борьбы за торжество идеалов Добра, которую всю свою жизнь вели супруги Михаил и Людмила Черницкие - он на поприще журналистики, а она на благодатной ниве школьного образования и воспитания новых поколений наших граждан.

Что давало им силы в этой долгой борьбе? Конечно же, это их светлая до конца дней взаимная любовь и постоянная поддержка друг друга.

Они родили и воспитали двух замечательных сыновей, однако в реальности их духовных «детей» и последователей, несомненно, намного, намного больше.

Их станет ещё больше после прочтения замечательной книги «Жила-была любовь под соломенной крышей». Счастливой ей читательской судьбы и новых переизданий.

Книга этого, безусловно, заслуживает потому, что нескончаемая борьба сил Добра против сил Зла продолжается, и новые поколения борцов со Злом должны знать о своих замечательных предшественниках в этой героической борьбе.

Потому, что силы Добра должны множиться и повсеместно торжествовать над Злом.

Геннадий ПОГОЖАЕВ



Приношение Михаилу Лермонтову и Тарасу Шевченко от Театр Музыки "Festa di Voce"

19 декабря в Большом зале Библиотеки украинской литературы состоялся литературно-музыкальный вечер, приуроченный к 200-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова и Т.Г. Шевченко.

Это уже третья в юбилейном году лермонтовская акция в стенах БУЛ. Ранее здесь прошли презентация книги «Выхожу один я на дорогу…», являющейся своеобразной антологией переводов известного шедевра на десятки языков, включая три перевода на украинский (составитель Анатолий Парпара), большая литературная встреча в рамках цикла «Поэтические сезоны в БУЛ» (ведущий — поэт Альберт Туссейн).

Примечательно, что в содержании этих мероприятий лермонтовская тема органично связывалась с шевченковской: ведь два великих поэта России и Украины не просто современники-одногодки, в самих их судьбах, в творчестве немало такого, что позволяет говорить о духовной близости двух гениев одной эпохи.

Михаил Лермонтов был одним из самых любимых поэтов Тараса Шевченко. «…Пришлите ради поэзии святой Лермонтова хоть один том: великую, превеликую радость пришлёте вашему благодарному земляку», — писал из неволи ссыльный Кобзарь своим друзьям…

Памяти великого русского поэта и его украинского ровесника Тараса Шевченко была посвящена авторская программа «Ночное светило русской поэзии» Театра Музыки "Festa di Voce" («Праздник голоса»), которую подготовили заслуженная артистка России Галина Калинина (Арзамасова) и художественный руководитель театра профессор П.М. Калинин.

Актриса ярко раскрыла перед аудиторией основные страницы жизни и творчества автора «Бородино», «Демона» и «Героя нашего времени», представила в своём великолепном исполнении его лирику, рассказала о глубинной связи творчества Лермонтова с русской и мировой культурой, музыкой.

Выступивший по приглашению ведущей писатель, литературовед, заместитель директора БУЛ В.Г. Крикуненко в своём сообщении подробнее остановился на том, что сближает поэзию Тараса Шевченко и Михаила Лермонтова, представил их книги из фонда БУЛ. Особый интерес публики вызвали антология переводов одного стихотворения «Выхожу один я на дорогу…» (Издательство «Историческая газета», Москва, 2013 г.), том избранных произведений М. Лермонтова в украинских переводах, выпущенный к юбилею поэта киевским издательством «Либідь» и «Кобзарь» Т. Шевченко в новых переводах на русский язык, подготовленный к изданию с участием БУЛ.

Тема вечера нашла замечательное продолжение в концертной программе , в которой с исполнением песен и романсов на слова М.Ю. Лермонтова и Т.Г. Шевченко выступили артисты Театра Музыки "Festa di Voce" — лауреаты международных и Всероссийских конкурсов Марина Муравьева, Варвара Малицина, Максим Тимофеев, которым аккомпанировала пианистка, лауреат Международного конкурса Оксана Гладкова.

Весьма уместным и активно действующим историко-культурным фоном литературно-музыкального вечера служила устроенная накануне в Большом зале БУЛ выставка картин художника Валерия Хайрулова на темы басен Ивана Крылова — выдающегося современника Михаила Лермонтова и Тараса Шевченко.

На фото: выступает заслуженная артистка России Галина Калинина (Арзамасова); поют Марина Муравьева, Варвара Малицина, Максим Тимофеев; новые книги Михаила Лермонтова, поступившие в Библиотеку; чуткая к слову и музыке аудитория...

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



«Поэтические сезоны в БУЛ»:
ОСЕНЬ с Михаилом Лермонтовым

22 октября Библиотека украинской литературы провела очередной вечер творческих знакомств в рамках действующего здесь вот уже пять лет цикла «Поэтические сезоны в БУЛ».В этот раз музыкально-поэтическая программа «ОСЕНЬ» была посвящена 200-летию со дня рождения Михаила Лермонтова, одноименное стихотворение которого и послужило эпиграфом к лирическому действу, которым замечательно управлял бессменный ведущий «Поэтических сезонов» — известный поэт и переводчик, музыкант, путешественник, лауреат литературных премий Альберт Туссейн.

Вот эти строки, написанные в 1828 г. четырнадцатилетним гением:

Листья в поле пожелтели, И кружатся и летят; Лишь в бору поникши ели Зелень мрачную хранят. Под нависшею скалою, Уж не любит, меж цветов, Пахарь отдыхать порою От полуденных трудов. Зверь, отважный, поневоле Скрыться где-нибудь спешит. Ночью месяц тускл, и поле Сквозь туман лишь серебрит.

Открывая встречу, заместитель директора БУЛ писатель и переводчик Виталий Крикуненко, представил гостям новые книжные поступления, пополнившие библиотечную Лермонтовиану. Среди них — роскошное издание «Душа мов має крилами» (жемчужины украинских переводов поэзии М.Ю. Лермонтова), включающего в себя лучшие переводческие интерпретации стихотворений и поэм русского гения, осуществлённые такими мастерами слова как М. Старицкий, И. Франко, М. Терещенко, М. Рыльский, В. Сосюра, А. Малышко, Л Первомайский, М. Зеров, В. Свидзинский, Д. Билоус и др., проиллюстрированные с участием выдающегося украинского художника Сергея Якутовича. Эта ярко и празднично оформленная книга — поистине великолепный дар украинского издательства «Либідь» к юбилею великого русского поэта.

Особый интерес присутствующих вызвала тема «Михаил Лермонтов и Украина», любовное отношение к творчеству своего сверстника, проявленное в письмах и «Дневнике» Тарасом Шевченко, двухсотлетие которого отмечалось на весенней встрече «Поэтических сезонов в БУЛ».

«Пришліть ради поезії святої Лермонтова хоч один том, велику, превелику радість пришлете з ним вашому удячному і безталанному землякові», — писал Т.Г. Шевченко в декабре 1847 г. из Орской крепости своему другу М.М.Лазаревскому. Эта же просьба повторяется и в письмах к другим адресатам, исполнившим желание поэта, который все годы солдатской ссылки не расставался с запавшими в его душу произведениями своего одногодка и так благодарил в стихах за присланные книги сочинений Лермонтова:

Спасибі, друже мій убогий!.. ...Ти переслав мені в неволю Поета нашого, — на волю Мені ти двері відчинив! Спасибі, друже!...

А спустя годы, и в своём Журнале украинский Кобзарь скажет о русском поэте: «Наш великий Лермонтов».

В своём сообщении В. Крикуненко рассказал об украинских мотивах в поэзии и прозе Михаила Лермонтова. В качестве иллюстрации прозвучало любимое многими лирическое стихотворение «На светские цепи…» (посвящение М.А. Щербатовой, написанное в 1840 г.):

На светские цепи, На блеск утомительный бала Цветущие степи Украины она променяла, Но юга родного На ней сохранилась примета Среди ледяного, Среди беспощадного света. Как ночи Украйны, В мерцании звезд незакатных, Исполнены тайны Слова ее уст ароматных, Прозрачны и сини, Как небо тех стран, ее глазки, Как ветер пустыни, И нежат и жгут ее ласки. И зреющей сливы Румянец на щечках пушистых И солнца отливы Играют в кудрях золотистых. И следуя строго Печальной отчизны примеру, В надежду на бога Хранит она детскую веру; Как племя родное, У чуждых опоры не просит И в гордом покое Насмешку и зло переносит. От дерзкого взора В ней страсти не вспыхнут пожаром, Полюбит не скоро, Зато не разлюбит уж даром.

Как видим, личность прекрасной женщины, к которой поэт питал глубокие чувства, ассоциируется в стихотворении с Украиной, а сердечное расположение к адресату послания сочетается с неподдельными симпатиями к родине Щербатовой.

Очевидно, что послание Лермонтова М.А. Щербатовой принадлежит к тем произведениям русской литературы прошлого, посвящённым «украинской теме», в которых выражено гуманное, дружелюбное, братское отношение лучших людей России к Украине и украинскому народу.

Лермонтовская тема нашла отражение и в выступлениях поэтов, музыкантов, читателей, выступивших на вечере творческих знакомств. Так, Лора Веселова, член литературного объединения «Проба пера», действующего при Библиотеке имени Ф.И. Тютчева представила на суд слушателей своё посвящение Лермонтову:

Недооценённый, но любимый, Грустный, одинокий и гонимый. Он один такой неповторимый — Лермонтов-поэт. Противоречивый и колючий, К лести и обману не приучен. Смотрит он с портретов взглядом жгучим, Лермонтов-корнет...

А проникнувшийся главной темой нынешних осенних «поэтических сезонов в БУЛ» литератор Дмитрий Мордов тут же сочинил акростих «ОСЕННЕЕ», посвятив его памяти любимого поэта:

О Лермонтове вспомнить в эту пору, Строптивому дождю подставив лоб, Едва ли кому в голову придёт. Но если ночь, то памятник на гору, Наверно, от вокзалов уведёт. Его тугой мундирчик над сугробом. Его судьба — господствует над гробом.

Бессмертие поэзии Лермонтова, близость её представителям разных народов и культур по-своему засвидетельствовал и представленный библиотекой сборник «Выхожу один я на дорогу...» — своеобразная антология переводов на десятки народов мира одноимённого лермонтовского шедевра, в который вошло и три перевода на украинский язык (И. Франко, М. Рыльский, В. Крикуненко). Составил и издал эту уникальную книгу известный русский поэт, лауреат Государственной премии РСФСР Анатолий Парпара (М.: Издательство «Историческая газета», 2013. -160 с.6 ил. (Серия «Шедевры русской классики»).

Примечательно, что, как и на предыдущих вечерах «Поэтических сезонов в БУЛ», в этот раз стихи и песни звучали здесь на разных языках: русском, украинском, польском, киргизском, итальянском, испанском. Порадовало активное участие талантливой молодёжи, в частности, студентов Литературного института имени Горького. Тема сезона — ОСЕНЬ — нашла достойное отражение в поэтических и музыкальных произведениях участников. Но запомнится она, пожалуй, как осень лермонтовская. Подобно тому как сезон ВЕСНА текущего года был ознаменован именем Тараса Шевченко, чей 200-летний юбилей также отмечался на «Поэтических сезонах в БУЛ». Будем помнить: Шевченко и Лермонтов — навеки сверстники. «Русской земли человек замечательный» — так сказал об украинском Кобзаре Николай Некрасов. «Наш великий Лермонтов», — признание в родстве с Лермонтовым самого Шевченко.

На фото — эпизоды встречи в БУЛ: вечер ведёт Альберт Туссейн; свои стихи читают студенты Литинститута Ярослав Мантуров и Антон Кобец; Гульмира Тилекманова донесла до слушателей красоту родного киргизского языка…; Дмитрий Мордов преподнёс публике экспромт-акростих, посвящённый памяти Михаила Лермонтова; Татьяна Суздальская дарит всем «Осенний бал»; Любовь Григорьева с неразлучной гитарой — завсегдатай «Поэтических сезонов в БУЛ».

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



Поэтические сезоны в БУЛ: ВЕСНА

16 июля в Большом зале БУЛ на Трифоновской, 61 состоялся очередной вечер творческих знакомств с писателями, музыкантами, художниками в ставшем уже популярным среди любителей изящных искусств цикле «Поэтические сезоны БУЛ».

Сообразно времени года, нынешняя встреча была посвящена прекрасному, самому тёплому и щедрому времени года — ЛЕТУ, замечательно воспетому многими поэтами, в частности, и выдающимся украинским лириком Максимом Рыльским:

Спинилось літо на порозі І дише полум'ям на все, І грому гордого погрози Повітря стомлене несе…

Гостей вечера уже в вестибюле встречал вполне созвучный теме, наполненный тёплыми красками вернисаж художницы Валентины Черниковой, украсивший также и стены Большого зала. Многие её картины служили не только замечательным фоном для выступающих, но своими сюжетами удачно иллюстрировали прозвучавшие на вечере стихи и песни, притчи и новеллы, прочитанные на русском, украинском, белорусском, татарском, французском языках Лидией Забаровой, Владимиром Барцевичем, Татьяной Аваш, Татьяной Суздальской, Галиной Баженовой и другими профессиональными литераторами и просто любителями поэзии, пожелавшими поделиться восторгами от прочитанных ими страниц шедевров ТарасаШевченко и Михаила Лермонтова, Леси Украинки и Анны Ахматовой, Поля Верлена и Абдуллы Тукая…

Такая многоязычность — это, кстати, тоже одна из традиций «Поэтических сезонов БУЛ», как и «свободный микрофон», угощение чаем с домашними пирожками и другими лакомствами, которые готовят участники ещё одного творческого конкурса — кулинарного.

В создании тёплой и доверительной атмосферы этих библиотечных вечеров особая заслуга принадлежит постоянному ведущему «Поэтических сезонов» известному поэту и переводчику, а также путешественнику и музыканту Альберту Туссейну, который и в этот раз порадовал своей новой книгой, также по доброй традиции вручив её в подарок всем гостям.

А читателям БУЛ Альберт Иоганович подарил свой новый перевод на украинский язык — в этот раз из особенно ценимого им Владислава Ходасевича.

*** В городе ночью Тишина слагается Из собачьего лая, Запаха мокрых листьев И далекого лязга товарных вагонов. Поздно. Моя дочурка спит, Положив головку на скатерть Возле остывшего самовара. Бедная девочка! У нее нет матери. Пора бы взять ее на руки И отнести в постель, Но я не двигаюсь, Даже не курю, Чтобы не испортить тишину, - А ещё потому, Что я стихотворец. Это значит, что, в сущности, У меня нет ни самовара, ни дочери, Есть только большое недоумение, Которое называется: «мир». И мир отнимает у меня все время. *** У місті вночі тиша складається з собачого гавкоту, запаху мокрого листя і далекого брязкоту товарних вагонів. Пізно. Моя донька спить, поклавши голівку на скатертину біля остиглого самовара. Бідна дівчинка! У неї немає матері. Пора б взяти її на руки і віднести в ліжко, але я не рухаюся. Навіть не палю, щоб не зіпсувати тишу, - а ще тому, що я віршотворець. Це означає, що, по суті, у мене немає ні самовара, ні дочки, є тільки велике здивування, яке називається «світ». І світ забирає у мене весь час.

Литературовед и переводчик Виталий Крикуненко представил издание «Кобзаря» Т.Г. Шевченко в новых русских переводах, недавно увидевшее свет в издательстве «Букрек» (Украина). Эта книга готовилась при активном участии нашей Библиотеки, и отныне с ней может ознакомиться каждый читатель БУЛ.

Очередной вечер творческих знакомств в цикле «Поэтические сезоны в БУЛ», посвящённый ОСЕНИ, состоится 22 октября. В том же месте. Начало — в 18.00. Приходите, пожалуйста. И вы попадёте в самый сезон.

На фото: эпизоды летнего вечера 16 июля.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



Исаак Бабель и Украина

Наша библиотека регулярно проводит мероприятия, готовит и выпускает информационные материалы, электронные издания, раскрывающие широкие российско-украинские литературные и культурные связи. По-своему ярко и самобытно они проявились и в творчестве представителей так называемой одесской литературной школы 20-х годов прошлого века, к которой относится и выдающийся мастер художественной прозы Исаак Бабель.

Тема «Исаак Бабель и Украина» была раскрыта в ходе состоявшихся 10 июня литературных чтений, посвящённых 120 летию со дня рождения писателя.

С научным сообщением перед собравшимися в конференц-зале БУЛ читателями выступил литературовед, кандидат педагогических наук О. Кудрин. В частности, исследователь отметил активное использование Бабелем украинской лексики в многочисленных произведениях, проанализировал в связи с этим особенности языка писателя, сравнив при этом его, увы, не всегда удачные украиноязычные заимствования с тем, как это в иные времена блестяще делал Николай Гоголь.

В целом, по мнению докладчика, южноукраинская языковая стихия так или иначе проявилась в творчестве многих российских писателей, выходцев из Одессы, что и естественно: ведь своим сочным колоритом экзотический язык одесситов во многом обязан активному присутствию в нём украинских элементов. Подобно тому, как Тарас Шевченко создал казацкий миф, так Бабель создавал в литературе одесский язык, — считает Олег Кудрин.

Украинские исторические реалии и сюжеты нашли отражение во множестве произведений автора «Конармии» и «Одесских рассказов», который с боями прошёл Правобережную Украину в годы гражданской войны, а в период коллективизации жил и работал в селе Великая Старица на Киевщине.

В ходе чтений докладчик исчерпывающе ответил на многие вопросы, поступившие от слушателей: как отразилась в творчестве Бабеля трагическая тема голода 1932-1933 гг. ? знал ли он творчество своих украинских коллег? на кого из них, а также на каких прозаиков в России, повлияло воздействие яркого и энергичного бабелевского стиля?

В этой связи были рассмотрены прямые и весьма опосредованные связи и переклички между прозой Бабеля и Андрея Головко (роман «Бурьян»), «Всадниками» Юрия Яновского, повестями и рассказами Сергея Довлатова.

Особую полноту и наглядность сообщению Олега Кудрина придало обращение к новым изданиям произведений И. Бабеля, а также многочисленным трудам исследователей жизни и творчества писателя трагической судьбы с его романтическими порывами, заблуждениями и прегрешениями… Как известно, воспевавший революционную стихию с её насилием и террором, Бабель сам стал жертвой жестоких сталинских репрессий. Сделанный О. Кудриным бзор посвящённых Бабелю книг явился удачным дополнением к литературоведческому экскурсу. И, как говорили затем сами слушатели, после таких литературных чтений захотелось снова перечитать Исаака Бабеля.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



Поэтические сезоны в БУЛ: ВЕСНА

21 мая в Большом зале Библиотеки украинской литературы на Трифоновской, 61 состоялся очередной вечер творческих встреч в цикле «Поэтические сезоны БУЛ». Тема встречи вполне соответствовала разгару нынешнего сезона — ВЕСНА. Собравшихся в Библиотеке поэтов, музыкантов, художников и просто читателей, зрителей, ценителей литературы и искусства, пожелавших представить свои авторские и свои любимые произведения о весне, приветствовал ведущий «Поэтических сезонов ЬУЛ» поэт и переводчик, бард и путешественник Альберт Туссейн.

Примечательной особенностью майской встречи было активное участие в ней мастеров кисти, объедигнённых в Творческий Союз профессиональных художников, с которым уже несколько лет плодотворно сотрудничает наша Библиотека. Присутствие художников с их красочным вернисажем буквально наполнило библиотечный вечер новыми яркими красками и впечатлениями.

Ко времени подготовки этой публикации Альберт Иоганович Туссейн уже отправился в дальнюю дорогу и уже при помощи электронной почты коротко поделился пережитым в нижеследующем письме:

«Вечер прошёл, как всегда, довольно приятно и дружелюбно. Достойно отметили 200-летие Т.Г.Шевченко и М.Ю.Лермонтова, чтением их произведений и переводов.

Как всегда, помимо постоянных наших гостей были также новые интересные люди. К сожалению, я не записал их фамилии. Как всегда шли по кругу, каждый желающий представлялся, что-то своё или чужое любимое читал. Были и музыканты и много певцов, скорее певиц. Помимо наших традиционных номеров (моё фортепианное вступление, играл Натали-вальс П.И.Чайковского; поздравление родившихся с марте, апреле, мае; минута гитарной классики, сыграл две небольшие пьесы нашего классика гитарной музыки А.И.Иванова-Крамского; поздравление и награждение победителей нашего постоянного кулинарного конкурса, к сожалению, их фамилии у меня дома в Москве; музыкально-танцевальный перерыв под самовар и гитару; заключительная песня «Москвичи» И.Дунаевского из репертуара Л.Утёсова). Была ещё маленькая викторина: я спел старую еврейскую песню «Тумбалалайка» на эсперанто и предложил слушателям угадать, на каком языке я её исполнил. Почти угадали…

Милые художницы, которые тоже сделали интересную презентацию своего искусства, читали стихи и пели, вообще хорошо вписались в наш вечер…»

От имени ТСПХ художница Ира Голуб и руководитель Открытого театрально-художественного проекта Ирина Гречаник представили открывшуюся при участии Елены Лавровой-Немцовой выставку "Ощущение весны", в экспозиции которой — работы Елены Лавровой-Немцовой, Дарьи Шумиловой и др.

Атмосфера Большого зала БУЛ в этот вечер была поистине наполнена высоким духом искусства, в котором царили поэзия, живопись, красота, призывающие нас творить добро и беречь мир, в котором живёт объединяющее нас слово Тараса Шевченко и Михаила Лермонтова.

Не о таких ли добросердечных встречах говорил украинский Кобзарь в строках:

«Раз добром нагріте серце Вік не прохолоне…»?

Вспоминались и проникновенные лермонтовские стихи, посвящённые М.А. Щербатовой:

«На светские цепи, На блеск утомительный бала Цветущие степи Украйны она променяла. Но юга родного На ней сохранилась примета Среди ледяного, Среди беспощадного света. Как ночи Украйны, В мерцании звёзд незакатных, Исполнены тайны Слова её уст ароматных… И следуя строго Печальной отчизны примеру, В надежду на Бога Хранит она детскую веру; Как племя родное, У чуждых опоры не просит, И в гордом покое Насмешку и зло переносит. От дерзкого взора В ней страсти не вспыхнут пожаром, Полюбит не скоро, Зато не разлюбит уж даром».

Напомним, что майский вечер творческих встреч в БУЛ был посвящён памяти двух современников, родившихся в 1814 году двух гениев одной эпохи — Тараса Шевченко и Михаила Лермонтова.

Продолжение Поэтических сезотнов БУЛ следует.

Очередная встреча — ЛЕТО — состоится 16 июля. Начало в 18.00. Вход свободный.

На фото Иры Голуб, Светланы Шадриной, Михаила Лаврова: эпизоды весенних поэтических сезонов в БУЛ.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



«Дорогами великого Кобзаря» — в Библиотеку украинской литературы

19 апреля в московской Библиотеке украинской литературы состоялась презентация книги кандидата исторических наук Николая Мыха-Степняка «Дорогами великого Кобзаря», которая недавно увидела свет в тульском издательстве «Антара» при финансовой поддержке руководителя Тульской городской украинской организации «Батьківська стріха» К. Б. Поповиченко.

Это уже не первая встреча тульського автора, активно участвующего в жизни местной украинской общины, со своими читателями в БУЛ. Ранее здесь уже были представлены его книги «Больше всего я люблю истину...» Жизнь Льва Николаевича Толстого, рассказанная им самим и Софьей Андреевной Толстой» и публицистический сборник «Время нас рассудит».

Высокая читательская оценка, данная тогда этим произведениям, послужила весомым основанием для рекомендации Н. Мыха-Степняка в ряды творческого Союза писателей России.

Новая документальная повесть «Дорогами великого Кобзаря» удачно продолжает цикл историко-литературных изысканий Николая Александровича. Выступая перед собравшимися в конференц-зале БУЛ, писатель рассказал о том, как происходило его вхождение в большую шевченковскую тему. Этому способствовали и семейные предания о великом поэте, из поколения в поколение передававшиеся в хлеборобской украинской семье Мыхов, и многие годы жизни в Казахстане, с землёй которого, как известно, связаны и биография, и творчество великого Кобзаря, а затем и переезд в Тулу, где увлёкся темой пребывания там современника и друга Тараса Шевченко, сосланного в этот город по делу Кирилло-Мефодиевского общества, и, конечно же, давно зародившиеся в сердце автора любовь к поэтическому слову, интерес к тайнам шевченковского гения и желание их постичь, поделиться своими открытиями с другими людьми.

И, кажется, писателю-историку удалось достичь поставленной цели — созданная им книга популярно и ясно излагает вехи жизни и творчества великого украинского поэта, при этом особое внимание уделяется его связям с российским окружением, с русской культурой, лучшие представители которой уже при жизни Тараса Шевченко не только высоко оценили его вклад в развитие родной словесности, но и увидели в нём личность общероссийского масштаба. «Русской земли человек замечательный…» — так написал об украинском пророке его выдающийся современник Николай Некрасов.

Несомненным достоинством книги, умножающим её просветительский потенциал, является солидный добротно проработанный справочный аппарат, раздел «Комментарии», которым автор снабдил сюжетное повествование. В документальное повествование органично включены шевченковские тексты (на языке оригинала и в русском переводе), замечательный изобразительный ряд составили щедро украсившие книгу иллюстрации (как репродукции живописных и графических работ Т. Шевченко, так и фотографии шевченковских мест, памятников, музейных экспонатов и др.).

Столь ярко оформленная и любовно изданная книга — хороший подарок автора, мецената, издательства 200-летнему юбилею Тараса Шевченко, читателям нашей Библиотеки, всем россиянам, желающим больше узнать о великом поэте Украины.

Об этом говорили в своих выступлениях писатель, заместитель директора БУЛ В.Г. Крикуненко, заместитель председателя РОО «Украинцы Москвы» В.Г. Гиржов, историк А.А. Мануйленко и др. участники творческой встречи. В презентации книги «Дорогами великого Кобзаря» участвовали гости из Тулы — заместитель директора издательства А.С. Сафонов и поэт Аркадий Гринюк, прочитавший свои стихотворения, написанные на украинском языке. Встреча закончилась дружеским чаепитием и просмотром фильма «Тарас Шевченко. Заповіт».

Впереди же — встречи заинтересованных читателей с книгой Н. Мыха-Степняка «Дорогами великого Кобзаря», пополнившей нашу библиотечную Шевченкиану.

Приглашаем!

На фото: Н.А. Мых-Степняк представляет свою новую книгу «Дорогами великого Кобзаря». От имени украинской общины Москвы гостя приветствует В.Г. Гиржов. Украинский поэт из Тулы Аркадий Гринюк читает свои стихи. Свой рассказ о жизни украинской общины Тулы Николай Александрович иллюстрировал фотографиями и публикациями из местной прессы. Благодарная читательская аудитория БУЛ сразу потянулась к новой книге...

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



Встреча под знаком Кобзаря

20-22 февраля в Москве проходила международная литературная встреча, посвящённая 200-летию со дня рождения Т.Г. Шевченко. Организаторами этого масштабного мероприятия, в котором наряду с известными российскими мастерами слова участвовали около двадцати украинских писателей из Киева, Закарпатья, Донецка, других регионов Украины, выступили Международное сообщество писательских союзов, Союз писателей России, Россотрудничество, Украинский фонд культуры. Украинскую делегацию возглавлял известный поэт, Герой Украины, Председатель Украинского фонда культуры Борис Олейник.

Торжественное открытие состоялось в конференц-зале дома творчества Международного Литфонда в знаменитом Переделкино. Ведущий встречи «Т.Г. Шевченко и современный литературный процесс» заместитель Председателя исполкома Международного сообщества союзов писателей Владимир Середин, немало сделавший для её подготовки и успешного проведения, отметил остроту момента и особую драматичность «майданных» событий в Киеве и Украине, на фоне которых проходил диалог писателей Украины и России. По предложению ведущего собравшиеся почтили минутой молчания память погибших на Киевском Майдане.

Приветствуя гостей с Украины, председатель Исполкома Международного сообщества писательских союзов Иван Переверзин отметил, что «творчество Тараса Шевченко будит лучшие душевные струны читателей, а писателей вдохновляет на собственное творчество». Он также предложил наметить программу сотрудничества писателей России и Украины по изданию книг и переводческой деятельности. Председатель Союза писателей России Валерий Ганичев рассказал о совместных мероприятиях писательских союзов двух стран и их вкладе в укрепление духовных связей между народами.

Особую значимость этой писательской встречи подчеркнул в своём выступлении заместитель председателя Россотрудничества Георгий Мурадов. Он, в частности, подчеркнул, что «дипломаты, политологи и писатели служат одному делу – сохранению и укреплению духовных связей разных народов». По завершению выступления Г. Мурадов вручил ведомственную награду «Россотрудничества» – медаль «За дружбу и сотрудничество» известному украинскому поэту, председателю Украинского фонда культуры Борису Олейнику.

Вне сомнения, открытость, искренность писательского диалога, проходившего в столь драматические дни, под знаком приближающегося Шевченковского юбилея, помогла лучше понять друг друга, почувствовать важность дальнейшего развития межлитературных контактов.

Каждый выступавший счёл долгом «незлым тихим словом» почтить память великого Кобзаря Украины, отметив значение его творческого наследия не только для украинской, но и для русской, мировой культуры. О жгучей актуальности, о высоком путеводном предназначении для всех украинцев его пророческого Слова ярко говорили Борис Олейник, лауреаты Национальной Шевченковской премии Украины Леонид Горлач, Мирослав Дочинец, а также Михайло Шевченко, Галина Тарасюк, Валерий Гужва, Игорь Павлюк, Александр Яровой и др. И русские, и украинские писатели высказались за более тесное сотрудничество, расширение литературных связей между двумя странами: ведь и от этого в немалой степени зависит формирование по-настоящему добрососедской и дружеской атмосферы отношений между нашими странами и народами. Важно всячески содействовать переводам украинской литературы на русский язык и русской — на украинский, — подчёркивали выступающие.

В связи с 200-летним юбилеем Т.Г. Шевченко особое значение приобретает работа над формированием корпуса новых русских переводов его «Кобзаря». О том, как осуществляется эта работа в стенах государственного учреждения культуры г. Москвы Библиотеки украинской литературы высокому писательскому собранию рассказал заместитель директора БУЛ, член Союза писателей России и Национального Союза писателей Украины Виталий Крикуненко. Председатель Исполкома МСПС Иван Переверзин, в свою очередь, выразил желание поддержать этот проект, предложив предметно обсудить вопросы издания нового русского «Кобзаря», что называется, в рабочем порядке.

А на следующий день тесное общение писателей продолжилось уже в зале заседаний Международного сообщества союзов писателей в «Доме Ростовых» на Поварской, где в присутствии Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины в Российской Федерации В.Ю. Ельченко состоялась презентация тома «Избранного» (стихи и поэмы) Бориса Олейника в переводах на русский язык. В новую книгу вошли как стихи и поэмы, хорошо известные русскому читателю по переводам Льва Смирнова, Николая Котенко, так и произведения, созданные уже в новом столетии, и представленные переводчиками Евгением Нефёдовым, Николаем Переясловым, Виталием Крикуненко, Владимиром Артюхом.

Конечно, и первая и вторая встречи могли бы проходить в гораздо более широкой — читательской, а не только в, так сказать, цеховой, писательской аудитории.

К сожалению, так и не состоялся намеченный на 22 февраля — третий и последний день пребывания украинских писателей в Москве — литературный вечер с их участием в культурном центре Украины, куда намеревались прийти многие поклонники украинской словесности.

Впрочем, встрече с писательским словом ничто помешать не в силах, коль оно запечатлено в оставленных ими для нас книгах. В этот день передали свои новые книги Библиотеке украинской литературы Борис Олейник, Леонид Горлач, Мирослав Дочинец, Михайло Шевченко, Анатолий Кульчицкий, Михайло Наенко, Игорь Павлюк, Александр Яровой и другие писатели.

Так что — до новых встреч, дорогие авторы!

Ваши книги на полках московской Библиотеки непременно встретят своих новых благодарных читателей.

На фото: книжные дары писателей с автографами — читателям Библиотеки украинской литературы в Москве. Заместитель руководителя «Россотрудничества» Георгий Мурадов вручает награду Борису Олейнику

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



Книга о великом Кобзаре из-под тульской «Батьківської стріхи»

Наверное, далеко не каждая городская библиотека в Москве может похвалиться тем, что люди приезжают сюда за книгами из весьма отдалённых городов и весей. Библиотека украинской литературы имеет таких преданных читателей, и один из них — проживающий в Туле Николай Александрович Мых. Его, украинца, переселившегося на проживание в Россию из Казахстана, кандидата исторических наук, интересует литература о прошлом Украины, её культуре, видных её представителях, их связях с Россией.

Итогом научных разысканий учёного становятся статьи и книги, которые в позапрошлом году были представлены на творческой встрече в литературной гостиной БУЛ.

Побывав тогда на библиотечной выставке, посвящённой жизни и творчеству Пантелеймона Кулиша, он увлёкся темой пребывания этого украинского писателя, современника и друга Тараса Шевченко в Туле, куда автор «Чёрной рады» в 1847 г. был сослан за участие в подпольном Кирилло-Мефодиевском братстве. С присущей ему основательностью Николай Александрович приступил к поиску и изучению материалов о Пателеймоне Кулише в местных архивах, и, естественно, не мог обойти вниманием страницы его биографии, столь тесно связанные с жизнью и творчеством Тараса Шевченко.

Так возникла идея написать основанную на документальных свидетельствах книгу о великом Кобзаре Украины. Кажется, совсем недавно автор делился с сотрудниками библиотеки этим творческим замыслом, подбирал необходимые для работы литературные источники, а уже к Рождеству нынешнего года в качестве подарка преподнёс нам отпечатанную на принтере рукопись своей книги (со многими цветными красочными репродукциями работ Шевченко-художника). Попросил ознакомиться, высказать замечания и предложения. Прочитали в библиотеке «по праву первой ночи» будущую книгу первыми, и, надо сказать, сделали это с удовольствием. Рукопись не разочаровала. Правда, нам не понаслышке известно, как непросто сегодня издать безденежному автору свою книгу, а ведь издать её ему так хотелось к юбилею, ведь, как говорится, дорого яичко к Христову дню! Дай Вам Бог доброго спонсора! — с этим пожеланием и расстались в тот Рождественский день.

И вот, спустя совсем немного времени, на прошлой неделе, Николай Александрович, весь такой лучисто радостный, — снова желанный гость нашей Библиотеки. «Приехал книги обменять, а заодно… и тут вспышка радости, кажется, озарила зал абонемента, куда по читательской привычке зашёл Н.А. Мых —… вот вам мой подарок!» И на библиотечную кафедру весомо легла только что отпечатанная, сияющая свежими красками книга — «Дорогами великого Кобзаря». Новая документальная повесть Николая Мыха-Степняка, выпущена в свет тульским издательством Антара. А благодетелем, оказавшим финансовую поддержку изданию, стал руководитель Тульского городского общества украинской культуры «Батьківська стріха» Константин Борисович Поповиченко, Максимальное благоприятствие было и со стороны работников издательства и типографи «Антара».

Книга вышла с добрым напутствием руководителя Тульского отделения Союза писателей России В.Ф. Пахомова, которое, на наш взгляд, точно передаёт впечатление от прочитанного в «Дорогах великого Кобзаря». «Николай Мых предстаёт в «Дорогах великого Кобзаря» не только литературоведом, хронистом, историком, но и писателем, достойным автором малой серии «ЖЗЛ». Его комментарии к тексту обильны и убедительны…»

Из этого предисловия узнаём, что «шевченковская тема давно владела писателем Мыхом, но чего-то не хватало кандидату исторических наук, члену СП России, руководителю Тульской общественной украинской организации «Хортица». Но чего? Поездка в древний Львов с его тягой к борьбе за независимость Украины сделали своё дело, — сообщает нам предводитель тульских писателей. — Там перед ним почти зримо возник тот, чей образ в красном углу под расшитыми рушниками держат во многих украинских хатах. Пришли слова. Началась книга. Книга о великом сыне украинского народа, поэте и художнике, страдальце и стоике, Кобзаре Тарасе Григорьевиче Шевченко, чья жизнь стала примером истинного служения многострадальной родине…»

Поздравим писателя! Его книга уже в Библиотеке. Поистине достойный подарок читателя-писателя юбилею Кобзаря. В чём, надеемся, вскоре смогут убедиться другие читатели БУЛ.

Для них же сообщим вдобавок, что за последнее время в Библиотеку поступили также посвящённые юбилею Кобзаря новая пьеса Владимира Жданова из Оренбурга, инсценировка Валентина Иващенко из Петербурга, диск с записями стихотворений Тараса Шевченко в исполнении артистов театра-антрепризы «Эней» Ларисы Билан и Николая Решетняка.

На фото: книга «Дорогами великого Кобзаря» и её автор, наш читатель и писатель из Тулы Николай Мых.

Виталий Крикуненко, ведущий литературной гостиной БУЛ.



«Слово…», которое объединяет.

Литературный вечер «К истокам нашей словесности» , который состоялся 13 февраля в ГБУК г. Москвы Библиотека украинской , продолжил не раз уже обсуждавшуюся в нашей библиотечной аудитории тему «Слова о полку Игореве…». Это дошедшее к нам из глубины веков великое творение неизвестного автора эпохи Киевской Руси одинаково близко сердцу украинцев и россиян, о чём свидетельствуют и десятки переводов поэмы на русский и украинский язык, которые были представлены в подготовленной библиотекарями книжной экспозиции.

Лирическим вступлением к разговору собравшихся в читальном зале поклонников «Слова…» стали впервые прозвучавшие на публике строки из замечательного поэтического переложения Николая Кобзева (1939-2009), текст которого в начале этого года передала в нашу Библиотеку дочь поэта Кристина. Николай Васильевич являлся читателем БУЛ, не раз участвовал в проходивших здесь литературных встречах. И вот, спустя годы, в стенах посещаемой им Библиотеки звучат переведённые им переводы из «Кобзаря» Т.Г. Шевченко, а теперь и «Слово о полку…», которое накануне увидело свет как электронное издание БУЛ.

Подобно магниту «Слово о полку…» притягивает к себе не только сердца поэтов-переводчиков, но и пытливые умы исследователей многих тайн и загадок, заключённых в тексте этого литературного памятника. Одна из таких тайн — авторство поэмы. Существует множество версий и гипотез с ответами на этот вопрос. Одна из них принадлежит Анатолию Благихъ (Алымову), дипломанту конкурса имени А. Белого, который представил свою книгу «Искушение Словом», излагающую оригинальные нумерологические версии некоторых "тёмных" мест в "Слове о полку Игореве". Используя изобретённую им методику, автор, являющийся вовсе не историком литературы, но кандидатом технических наук, доцентом знаменитого МАИ, наглядно, используя множество различных пособий продемонстрировал свою показавшуюся достаточно убедительной для многих гипотезу: поэму создал князь Рыльский Святослав. Разумеется мы не будем пересказывать весьма хитроумный и неожиданный ход мысли исследователя — адресуем вас к самой книге, переданной автором в фонд Библиотеки украинской литературы. Заверим, однако: «Искушение Словом» предназначено как для читателей, имеющих хотя бы самое общее представление о содержании "Слова...", так и для "продвинутых" любителей русской словесности. Книга будет полезна и школьникам, и студентам, и аспирантам, так или иначе связанным с изучением истории нашей письменности, литературы и государства.

Об этом говорили участвовавшие в её презентации коллеги автора, преподаватели Московского авиационного института, читатели БУЛ поэт София Буняк, историки Виктор Грищенко, А. Мануйленко.

Утолив хоть в какой-то мере интерес слушателей к тайнам «Слова…», автор книги, известный также как и поэт, предложил послушать и саму музыку этой поэмы. Фрагменты её прозвучала в оригинале и в переводе. Подлинным откровением для многих явился «Плач Ярославны» в переводе Тараса Шевченко.

Как же понятно и близко и родственно всё это сердцу украинца и россиянина — и само «Слово…», и бессмертное слово Кобзаря!

Добавим, что литературный вечер «К истокам нашей словесности» проходил в цикле библиотечных мероприятий, посвящённых году культуры в Российской Федерации.

На фото: Тайны «Слова…» Постижение следует. Эпизоды литературной встречи в БУЛ.

Виталий Крикуненко, ведущий литературной гостиной БУЛ.



Есть такое время года — пятое...

17 января в Литературной гостиной Библиотеки украинской литературы состоялся очередной вечер творческих знакомств, гостями которого были участники круглогодичного цикла литературно-музыкальных встреч «Поэтические сезоны БУЛ».

В этот раз главной лирической темой по предложению ведущего наших встреч поэта и переводчика Альберта Туссейна стало «Пятое время года».

Участникам и гостям предлагалось самим определить, конкретизировать содержание этой темы. Логично, что многие связывали его с главными событиями наступившего года. Предлагалось поэтому назвать пятое время года — олимпийским, в честь приближающихся Всемирных зимних Олимпийских игр, которые пройдут в Сочи, и спортивная тема заняла видное место в выступлениях участников. В связи с тем, что в 2014 –ом будут отмечаться крупные литературные юбилеи — 200-летие со дня рождения Тараса Шевченко и Михаила Лермонтова, резонно прозвучало предложение обозначить пятое время года и как поэтическое . Что, собственно, и воплотилось в репертуаре вечера: ведь его в основном составили стихи и песни , которыми в течение трёх часов гости БУЛ радовали друг друга. Душевный отклик у аудитории, собравшейся в Большом зале на Трифоновской , 61, встретили и прозвучавшие в ходе вечера стихи Тараса Шевченко и Михаила Лермонтова, представленные в переводах Альберта Туссейна и Виталия Крикуненко.

Завсегдатаи «Поэтических сезонов БУЛ» (а они стараниями организаторов продолжаются уже четыре года) рады были встретить в тёплом дружеском кругу старых знакомых и услышать их новые произведения. Как обычно, не обошлось и без творческих премьер. Яркими стихотворениями из недавно изданных книг порадовали Лора Веселова, Сергей Домнин, Виктор Марков, Геннадий Пожидаев и другие авторы.

Следующая в «Поэтических сезонах БУЛ» — весенняя встреча, запланированная на 21 мая.

Примечательно, что её содержание также будет перекликаться с литературными юбилеями года — 200-летием со дня рождения Тараса Шевченко и Михаила Лермонтова.

Этих двух великих поэтов Украины и России связывает очень многое. Что именно — приходите, пожалуйста, и узнаете.

На фото: выступают Лора Веселова, Сергей Домнин, Виктор Марков, Геннадий Пожидаев. Ведущий вечера — Альберт Туссейн с неизменной гитарой. Для создания тёплой атмосферы в Большом зале БУЛ, где прошёл вечер творческих знакомств, немало потрудились и художники, участники выставки ТСПХ, а также музыканты, барды, без которых не обходятся встречи «Поэтических сезонов Библиотеки украинской литературы».

Виталий Крикуненко, ведущий литературной гостиной БУЛ.



Представляем новые книги

О Богдане — с любовью...

12 декабря в конференц-зале Библиотеки украинской литературы состоялась встреча с писателем Александром Андреевым, представившим свою новую книгу «Богдан Хмельницкий. В поисках Переяславской рады», созданную им в соавторстве с Максимом Андреевым.

Изданный в добротном полиграфическом оформлении том, хотя, к сожалению, и грешащий множеством корректорских, редакторских недосмотров, увидел свет в московском издательстве «Алгоритм» (2013 г.). По словам А. Андреева, по образованию историка и архивиста, авторы стремились создать динамичную, почти детективную историческую реконструкцию важнейших событий украинской и европейской истории семнадцатого века, построенную на детальном знании эпохи. В то же время произведение это отнюдь « не является документальным исследованием с обилием устаревших и многословных цитат авторов-переписчиков друг друга».

Перед читателем проходят этапы становления личности будущего украинского гетмана, получившего фундаментальные политические, военные и административные знания, которые позволили ему в течение десяти лет успешно бить Польскую Корону и создать впервые после Киевской Руси украинскую государственность.

Главный герой книги действует в Варшаве и Кракове, в турецком и татарском плену, и читатель вместе с ним знакомится с историей Речи Посполитой, Турции, Византии, Крымского ханства. Авторы живо рассказывают о Запорожской Сечи, очень жесткими, но достоверными диалогами говорят о кровавом конфликте польской шляхты и украинского казачества. В книге "Богдан Хмельницкий в поисках Переяславской Рады" есть описание встречи витязей-побратимов гетмана Украины на его чигиринском хуторе Субботове, оно сменяется рукопашной сшибкой в Диком Поле, а за описанием общеевропейской Тридцатилетной войны следует рассказ о том, как казацкая морская пехота во главе с Богданом Хмельницким и Иваном Сирко на французских боевых кораблях в яростном бою захватила испанский Дюнкерк. Далее действие переносится в варшавский королевский дворец на шляхетский пир “из пяти перемен”. Из Англии гениального революционера Оливера Кромвеля действие переносится в Речь Посполитую, где интриги короля Владислава раздувают пожар казацкого восстания 1648 года.

На десятках страниц захватывающе реконструируется Корсунская битва, в которой 15000 казаков стерли 25000 польских жолнеров, которая сменяется описанием битв у Пилявиц, Збаража, Берестечко, Дрожиполя. Подробно рассказывает о битве под Батогом, в которой Богдан Хмельницкий по примеру Ганнибала устроил Речи Посполитой их собственные Канны, “уничтожив в пень” регулярную тридцатитысячную польскую армию. Впервые на русском языке авторы подробно освещают украинских характерников, так похожих на японских ниндзя, служивших в личной охране Богдана Хмельницкого, о их тренировках, боевых операциях и засадах. Читатель, наконец, узнает, что же действительно произошло 8 января 1654 года в Переяславе, и на каких условиях Украина вместе с Богданом (Зиновием) Хмельницким вошла в состав Московского царства.

В ходе обсуждения книги отмечалась своевременность её появления, ведь менее чем через месяц будет отмечаться 360-я годовщина со времени Переяславской рады, многое определившей в исторических судьбах народов России и Украины.

Своё экспертное мнение о «Богдане Хмельницком. В поисках Переяславской рады» высказали заблаговременно ознакомившиеся с книгой читатели БУЛ — кандидат исторических наук Виктор Грищенко, историк-славист Анатолий Мануйленко, доцент Московского государственного университета путей сообщения Олег Олейник, доцент МАИ Анатолий Алымов-Благих, аспирант Максим Новиков. Были отмечены и достоинства произведения, поощряющего интерес читателей к важной теме, и его недостатки, в частности, замеченная небрежность в подаче текста. Высказывалось и мнение, что большую убедительность произведению могло бы придать оснащение его справочным аппаратом, необходимыми ссылками. Участники обсуждения, проходившего в критической, но и доброжелательной атмосфере, выразили своё несогласие с весьма, по их мнению, поверхностными и тенденциозными оценками книги «Богдан Хмельницкий. В поисках Переяславской рады», которые появились на страницах «Литературной газеты» и газетного приложения «Экслибрис-НГ».

О главном герое книги, о Богдане и его праведных деяниях на благо своей отчизне и своему народу — с любовью… Пожалуй, так можно определить общий пафос книги, созданной российскими авторами и снискавшей благодарность наших читателей. На фото: Александр Андреев представляет книгу «Богдан Хмельницкий. В поисках Переяславской рады»; участники обсуждения О. Олейник, А. Алымов-Благих, А. Мануйленко, М. Новиков, Л. Забловская и др.

Виталий Крикуненко, ведущий литературной гостиной БУЛ.



Поклон матушке-зиме от «Поэтических сезонов»

Переполненный читальный зал ГБУК г. Москвы Библиотеки украинской литературы с трудом смог вместить всех желающих попасть на проходившую 6 декабря встречу в цикле «Поэтические сезоны».

Очередной вечер творческих знакомств (а именно таков формат этих ставших уже традиционными для БУЛ литературно-музыкальных вечеров) был посвящён наступившей зиме.

Зимняя тема находила яркое отражение во многих стихах, песнях, юморесках и даже притчах и афоризмах, с которыми в порядке живой очереди по первому, а затем и по второму кругу выступали участники встречи. Среди них — любители поэзии ветераны труда Вячеслав Шевченко, Нина Нартова, Лидия Забарова, автор трёх поэтических книг, член Союза писателей России инженер-экономист Татьяна Левашова из Шатурского района, начинающая поэтесса Лора Веселова, поэт Сергей Порохин и другие. По заведённому здесь обычаю каждый смог представить взыскательной и в то же время доброжелательной публике свои стихи, песни или прочесть, спеть произведения любимых авторов. Они звучали на русском, украинском, польском, французском, казахском языках… А неизменный ведущий «Поэтических сезонов» поэт- полиглот Альберт Туссейн с неразлучною гитарой вплетал в многонациональный венок ещё и песни на английском, испанском, немецком …

Зима — она везде зима, но какая же разная — многоязыко говорили эти стихи и песни.

Ну а уж русская зима-красавица — она, конечно, вне конкурса!

Так же, как, наверное, вне конкурса была и посвящённая ей песня в исполнении активной участницы клуба «Пісенні вечорниці» при БУЛ Натальи Булаховой Правда, когда Наташа соловушкой прощебетала ещё и любимую свою «Пісню про Київ» композитора Платона Майбороды, где «знову цвітуть каштани», казалось даже владычица-зима чуток посторонилась, и в зале повеяло теплым ветром Надднепровья.

«Важней всего погода в доме…» — пелось в другой популярной песне. Что ж, участники «Поэтических сезонов» умеют сами создавать погоду на душе, невзирая на капризы атмосферных явлений. И очередная встреча в БУЛ, подарившая всем нам чудесное настроение, взбодрившая после трудового дня, — наглядное тому подтверждение. Об этом, кстати, говорят и записи, оставленные гостями Библиотеки в Книге отзывов. Вот некоторые из них.

«Спасибо за тёплый приём в холодный зимний вечер…». Рада Марванорва

«Спасибо за возможность пообщаться с такими умными, светлыми людьми…». Халдеева А.А.

Следующий вечер творческих знакомств «Поэтические сезоны в БУЛ» — 17 января. Тема встречи — «Пятое время года»… Дерзайте, выдумывайте, пробуйте.
На фото: «Як не любити зими сніжно-синьої…» (Максим Рыльский). Литературно-музыкальный вечер в читальном зале БУЛ.

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



Поэтические сезоны БУЛ: «Осанна осени…»

Осень — поистине поэтическое время года, вдохновлявшее наших лучших лириков: достаточно вспомнить посвященные ей строки Александра Пушкина и Леси Украинки, Сергея Есенина и Александра Олеся, Марины Цветаевой и Лины Костенко…

Их стихи вспоминались в ходе очередного вечера творческих знакомств «Поэтические сезоны БУЛ: осень», собравшего 9 октября в Библиотеке любителей изящной словесности, стихотворцев и музыкантов, которые делились своими впечатлениями и размышлениями о волшебной поре, «очей очарованье», читали посвященные ей свои стихи и пели любимые песни.

А открылась встреча представлением новой книги ведущего «Поэтических сезонов» Альберта Туссейна «О! Женщины», преподнесенной автором в подарок всем присутствующим. Сам же Альберт Иоганович получил в подарок от клуба-студии «Слово» новые переводы своих стихов на украинский язык, прозвучавшие своеобразным поэтическим эпиграфом к творческому вечеру.

Свои новые произведения представили как завсегдатаи «Поэтических сезонов БУЛ» Евгений Погожаев, Евгений Исиров, Валентин Бальзамов, Анатолий Благих и др., так и впервые посетившие Библиотеку самодеятельные поэты и музыканты. Некоторые из них пришли со своими книгами, которые тут же передали в дар нашим читателям. В частности, ветеран Великой Отечественной войны, полковник в отставке из города Красногорска Иван Григорьевич Пирогов представил публике написанный им сборник лирических стихотворений «Пережитое» и изданный отдельной брошюрой трактат-размышление «О самовоспитании».

И хотя читальный зал (большой концертный — ещё на ремонте) с трудом вместил всех участников полюбившихся многим «Поэтических сезонов БУЛ», народ не расходился допоздна: не отпускали задушевные стихи и песни, а затем и дружеские беседы вокруг самовара, а в перерывах — еще и задорные танцы …под перезвон гитарных струн.

...И, кажется, сама осень прониклась тем же лирическим теплом: такая мягкая и погожая, шелестящая золотым листопадом, ждала она выходящих под ее ласковую сень.

ОЧЕРЕДНАЯ ВСТРЕЧА ТВОРЧЕСКИХ ЗНАКОМСТВ
В ЦИКЛЕ «ПОЭТИЧЕСКИЕ СЕЗОНЫ БУЛ: ЗИМА!» — 6 ДЕКАБРЯ.
ЛАСКАВО ПРОСИМО! ПРИХОДИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА!
Справки по тел. : 8495 631-34-17

На фото Татьяны Милосердовой: эпизоды осенней встречи «Поэтических сезонов БУЛ».

Пресс-служба Библиотеки украинской литературы.



БУЛ: международный литературный перекресток

Нынешний год был для нашей Библиотеки щедрым на встречи с писателями, самой массовой из которых стал трёхдневный открытый московский литературный фестиваль «Украинский мотив», проходивший на площадке БУЛ в конце октября и собравший многих друзей украинской словесности. Тогда нашим гостем был один из лидеров современной украинской литературы поэт, прозаик, эссеист Сергей Жадан. В последнее время все больший интерес к сотрудничеству с Библиотекой предъявляют и писатели из дальнего зарубежья, так или иначе связанные с Украиной.

Так, недавно у нас побывали поэтесса из Израиля Алла Липницкая, чей творческий путь начинался в украинском городе Сумы, поэт, переводчик и литературовед Вадим Перельмутер из Мюнхена, изучающий творчество бывшего крымчанина и харьковчанина Георгия Шенгели, группа киевских булгаковедов, участвовавших в презентации выставки «Дом Турбинных. Мемориальный Дом-музей Михаила Булгакова в Киеве»…

А 6 декабря в Библиотеке состоялась встреча с писателем из США Евгением Бухиным, который представил свою книгу «Записки бостонского таксиста», только что увидевшую свет в издательстве «Алетейя» (Санкт-Петербург). Евгений Семенович родился в Киеве, где окончил политехнический институт, работал инженером-конструктором на различных предприятиях Украины.

Вот уже около тридцати лет бывший киевлянин живет в Соединенных Штатах Америки, где не теряет связи с родной культурой. Его повести, рассказы, очерки и стихи публикуются на двух континентах: в литературной периодике Украины, России и США, включая такие журналы как «Знамя», «Нева», «Север», «Ренессанс» и другие.

Евгений Бухин — член «Клуба русских писателей» (Нью-Йорк), дважды лауреат газеты «Forward» (Нью-Йорк) за лучшие литературные публикации года.

Представленные автором книга повестей и рассказов «Записки бостонского таксиста» с мягким украинским юмором рисует разные стороны американской жизни, при этом многое в содержании «Записок…» перекликается с советским жизненным опытом автора, пронизано сюжетными и лирическими мотивами, связанными с реалиями незабываемого златоверхого Киева, милой сердцу Украины.

Участники библиотечной встречи услышали от писателя исповедальный рассказ о собственной жизни, о непростой судьбе «нового» американца, о том, как ему удается поддерживать творческие связи с Родиной, находить путь к сердцам российских и украинских читателей.

Прозвучали и лирические стихи автора, исполненные добрых чувств и веры в творческое предназначение человека, призванного оставаться самим собой, — по какую сторону океана не забросила бы его судьба.

На фото: Библиотечная встреча с писателем Евгением Бухиным

Пресс-служба БУЛ



От Псла родного до берегов Святой Земли

Поэтический вечер с таким названим состоялся 15 октября в Литературной гостиной московской Библиотеки украинской литературы. Читатели и гости БУЛ тепло принимала поэтессу и художницу из далекого Израиля Аллу Липницкую. А перед этим ценители живописи из Москвы и Подмосковья могли полюбоваться ее замечательными картинами на персональной выставке в престижном зале Колоннада знаменитого музея-усадьбы «Архангельское», любители же изящной словесности встретились с поэтессой и находящимся в родстве с Аллой известным композитором Александром Журбиным на ее творческом вечере в Доме русского зарубежья.

Желание уже не первый раз гастролирующей в российской столице Аллы Липницкой провести литературную встречу и в Библиотеке украинской литературы объясняется просто: становление ее как писательницы и художницы проходило в украинском городе Сумы, где она родилась, и украинский язык, поэзия Тараса Шевченко, Леси Украинки, Олександра Олеся столь же близки ее сердцу, как и творчество любимых с юных лет Пушкина и Лермонтова, Мандельштама, Ахматовой... В Сумах Алла закончила школу и пединститут, а первыми ее литературными учителями были замечательный поэт Микола Данько и истинный аристократ духа, блестящий знаток античности Николай Филиппович Минаков, преподававший зарубежную литературу в стенах провинциального вуза на высочайшем, можно сказать, столичном уровне. Там, в милых ее сердцу Сумах, на берегах полюбившегося некогда Антону Чехову тихоструйного Псла, написаны первые девичьи стихи Аллы Липницкой и прочитаны столь взволновавшие ее душу лирические строки молодого тогда и рано ушедшего из жизни ее талантливого земляка Анатолия Семенюты:

Поезіє, моя геєно, моя пожежо в сто вогнів! О, як нестерпно, як шалено ти зайнялася у мені! О, як ти кутаєш яскраво мої світанки і світи, а я стою ще тільки скраю — мені ще страшно далі йти. Там, в глибині, там зорецвітно, сердець розбризкуючи жар, горять і Пушкін, і Уїтмен, і наш розтерзаний Кобзар! А я? Кому потрібна пісня — моя несміла тиха ця?.. Та я зайнявсь — назад вже пізно, тепер горіти — до кінця!

Тогда же, в середине шестидесятых, в тихих Сумах «загорались», чтобы воспылать любовью к поэзии так же — «до кінця» — один из самых самобытных поэтов Украины конца ХХ-начала ХХI века Володымыр Затулывитэр, чуткий к жизни и слову прозаик Юрий Царык, импульсивный и постоянно ищущий новые ритмы и образы для своих стихов Анатолий Грызун, талантливый, начинавший писать , как и Алла, на русском, поэт и переводчик Василий Чубур...

Каждый их них по-своему усвоил уроки литературных наставников — упомянутых Миколы Данька и Николая Филипповича Минакова. По-разному сложились их творческие судьбы, и, листая в московской украинской библиотеке книги своих земляков, не случайно фигурировавшие на ее вечере, Алла Липницкая словно совершила путешествие в молодость и не скрывала своих взволнованных чувств.

И выразила их прежде всего в своих стихах, наполненных огромным багажом пережитого, выстраданного, переосмысленного.

Об особом, неброском, однако же таком убедительном внутреннем драматизме ее отразивших самоё жизнь поэзии и живописи выразительно сказал поэт Владимир Цитович: «Переломным моментом в жизни и творчестве поэтессы стала трагическая смерть сына в 1988 году. Еще более интенсивной и яркой стала жизнь в снах. Зрительные образы, обычно связанные со сложными членениями пространства, переполняли теперь и сознание.

Вот уже пятнадцать лет Алла Липницкая живет в Израиле.

За это время ее стихи наполнились шорохом мириад песчинок пустыни, пропитались терпкой солью Мертвого моря. Ее картины стали более насыщенными и горячими по цвету, их пространство часто пронизано множеством живых светоносных нитей –капилляров. Ее неизменное изумление перед чудом жизни, любовь ко всему живущему стали еще более зрелыми и мудрыми.

На смену романтическому «Что это было?!» приходит: «Суть вещей видна до дна».

Мне показалась удивительной близость многих лучших стихов Аллы Липницкой, написанных вдали от родины, ладному музыкальному строю и слегка простонародному философизму украинских неоклассиков. Откуда это у Вас? — спросил поэтессу, которая (так мне думалось) все же пооторвалась от родных корней.

И в ответе ее услышалось, что нет, это никакие не подражания — это ее собственные струны звучат — до боли, до стона натянутые между берегами Святой Земли и оставленной ею Украины.

И речь идет не только о ностальгии, которую иные выставляют напоказ.

Алла Липницкая по-настоящему полюбила землю далеких предков своей мамы-сумчанки Бебы Исааковны, в девичестве Журбиной. Много на своем веку повидавшая и перестрадавшая, Алла Липницкая сегодня — по-настоящему счастливый человек и художник. И очевидно, что счастье это — в творчестве. Плодами которого она щедро делиться с другими людьми. В Израиле. В Украине. В России. Она видит себя гонцом-посланцем в духовном общении этих трех близких для нее стран. И ее творческий вечер в Библиотеке украинской литературы, как и состоявшиеся накануне выставка в музее-усадьбе «Архангельское», литературная встреча в Доме русского зарубежья, был убедительной демонстрацией такой миссии.

Звучали стихи, в которых легко угадывались украинские, израильские, русские мотивы, на экране возникали яркие образы картин, напоминающих то о слобожанских просторах над родным с детства Пслом, то о буйстве почти тропических красок, жгучем солнце Иудеи, о густо-тяжелых знойных водах Мертвого моря, а то и — подобных переплетенью лиан линиях цветастых иероглифов (японской живописью Алла увлекается еще со времени работы в отделе искусств Дальнего Востока Сумского художественного музея)...

Добрых три часа путешествовали участники библиотечной встречи в удивительных мирах поэтессы и художницы, открывая для себя поистине волшебную силу искусства. Приобщиться же к этим мирам отныне имеет возможность каждый читатель нашей Библиотеки, фонд которой пополнился подаренными автором книгами — «Если бы облака были бессмертны», «И свет у каждого лиц», «Одна любовь, прозрачная до дна», «Шамронская тетрадь».

А с собой в Израиль растроганная гостья БУЛ увезла с благодарностью принятый дар — переводы своих стихов на украинский язык, который Алла Липницкая, оказывается, прекрасно помнит, как и песни, навсегда запавшие ей в душу над родным Пслом...

Виталий Крикуненко,
ведущий Литературной гостиной БУЛ

На фото: во время творческого вечера Аллы Липницкой в БУЛ

               
Алла ЛІПНИЦЬКА ХУТІР ХОМИНЕ Лелечий силует на колесі в гнізді Я в небесах вечірніх надивляю. Під гору вуличка — аж ген до небокраю, Либонь, прямує просто до звізди. Черемхи квіт бентежить і п`янить Передчуттям бузкового пахтіння. Й принишкла мука завтрашня нестримна, Й біль учорашній в серці моїм спить. Грунти такі — до кісточки на дні Землі живої нестрашні скелети — Перед очима все. Як поостанні дні Літневі, що зів`януть, мов букети. ПУСТЕЛЯ І МОРЕ За поворотом, бескиддям, де рінь Зблискує, мов груденята наложниць, Леза мигтючі сонячних ножиць Вріжуть серпанку з тканини морів. Райське се море в палючій пустині, — Мальва розкітла в прозорій крижині, — Можна сказати і так. Бо інакше Як же означить хаос той і лад, Барви та глас, що сміється ним й плаче Горяний край, виростаючи з надр. Вохру, топаз, бірюзу, позолоту, Вод цих оливу, розсипчастість брил... В море ввійди і почутиш: це ж хтось то Пестує ноги за відсутністю риб. 19 травня 2009 (Мертве море) ЯПОНСЬКА МЕЛОДІЯ Мрій вістря світлі, як мечі, В росу студену умочить. Осіннє бездощів`я. Сухо Зумрить трагедія над вухом. Завіса листопаду впала — Й пречиста сцена знов постала Землі, де квітка у поклоні. Й любов б`є сивиною в скроні. Та я в метафори сховаю, Як на Шамроні тут ридаю, У плетиві перипетій... Любове, друга — не убий! Розтрощ нашестя із метафор У формі благородних амфор. Приклич те звичне і просте: Дерева. Сонце. І простори. Все ті ж, та скорені вже, гори. О Боже, ти мене почуй: Дай жити ще настріч мечу. 2 грудня 2010 Переклав з російської Віталій Крикуненко


Ах, лето - Поэтические сезоны в БУЛ. ( загрузить)

Конисский. ( загрузить)

Щурат. ( загрузить)

Виктор ЛОГАЧЕВ. ( загрузить)

София БУНЯК. ( загрузить)

Харьковское землячество. ( загрузить)



120 лет со дня рождения Б.Л. Пастернака

ТРОИЦА: ПАСТЕРНАК, «МАРИЯ», ШЕВЧЕНКО

Как известно, Борис Пастернак много переводил, и понятно, что круг переводимых им авторов был для него не случаен. Лирика Рильке и Верлена, Петефи и Тагора, стихи Тициана Табидзе и Николая Бараташвили, трагедии Шекспира, «Фауст» Гете, «Мария Стюарт» Шиллера... — все это не просто пожизненные объекты его любви и поклонения, но и своего рода вошедшие в его творческий мир вехи, в какой-то степени определяющие, как писал А. Евгеньев в "Литературном обозрении", и «его собственный, творческий путь, потому что Пастернак, одержимый любовью к переводимым поэтам, сумел передать и читателю это великолепное творческое волнение». Не обошел он своим вниманием переводчика и украинскую литературу. На русском языке Борисом Леонидовичем Пастернаком воссозданы произведения Тараса Шевченко, Ивана Франко, Павла Тычины, Максима Рыльского. Поистине звездные имена украинской поэзии девятнадцатого и двадцатого веков.

И все же наиболее яркая работа Пастернака-переводчика украинской поэзии — его художественная интерпретация поэмы «Мария» Т.Г. Шевченко. Это произведение поэт-академик Максим Рыльский определил как вершину творчества Шевченко, стоящую в эпическом его наследии наряду с «Наймичкой», которую высоко ценил Лев Толстой. Здесь уместно вспомнить и об особом отношении к Толстому самого Пастернака, который еще в детстве испытал на себе влияние личности Льва Николаевича, бывавшего в семье поэта. И нам представляется не случайным его выбор для перевода произведения, в котором Шевченко по-своему, по-новому, к тому же в протестантском духе, осмысливает евангельскую легенду о рождении Христа.

К переводу поэмы Пастернак приступает осенью 1938 г., откликнувшись на предложение поучаствовать в подготовке нового корпуса русских переводов «Кобзаря» (известно, что одним из инициаторов такого издания был Максим Рыльский). К изданию, — писал М.Ф. Рыльский в «Литературной газете» ( 22 декабря 1944 г.) был привлечен широкий круг поэтов, среди них и Борис Пастернак, который «поначалу даже удивился, когда ему была предложена эта работа; Пастернаку казалось, что шевченковская поэтика слишком далека от его собственной, а в конце концов он дал чудеснейший перевод поэмы «Мария», показывающий не только мастерство переводчика, а и подлинную любовь его к переводимому произведению — любовь, которая является одним из необходимейших условий творческой удачи. Я сказал «творческий» и настаиваю на этом слове: поэтический перевод — поэтическое творчество»,— подчеркнул М.Ф. Рыльский.

25 декабря 1938 года Борис Леонидович читал перевод «Марии» на творческом декаднике секции поэтов и вскоре опубликовал его в "Красной нови" (1939, N 2). Есть свидетельства, что Пастернак очень любил эту поэму, в народно-бытовом плане свободно трактующую темы жития Богородицы.

Как справедливо отмечал М.Ф. Рыльский в статье «Шевченко — поэт-новатор» (1964 г.), он со всей решительностью сводит мадонну и спасителя на эту грешную землю. Шевченковская «Мария», представшая в поэме земной богоматерью, — сестра по судьбе Катерины, Марины (в одноименной поэме), Наймички и других трагических героинь Шевченко, величайшего певца женской душевной чистоты, святости материнства. Вот примеры далеко не иконописного изображения Марии, ее сына и ее праведной жизни. Евангельская Мария у него «вовну білую пряде» (прядет белую шерсть) на праздничный бурнус для маленького Иисуса,

Або на берег поведе Козу з козяточком сердешним І попасти і напоїть, — а об Иисусе автор одобрительно говорит: Малий вже добре майстрував... В некоторых эпизодах читатель видит не древнюю Иудею, а современную поэту Украину, украинское село, где Дитяточко (т.е. Иисус) собі росло, З Івасем удовенком гралось...

где мать зарабатывает для ребенка «півкопи на буквар», лакомит его «свіженьким коржиком» (свежей лепешкой) и т.п. Такое, разумеется, не вполне каноническое, а глубоко личностное, опирающееся на собственный жизненный и духовный опыт художественное отображение евангелического сюжета в сочетании с высокой одухотворенностью и молитвенной приподнятостью тона позволяло автору вознести образ матери на высоту недостижимую и озарить ее ореолом уже не здешнего света, но от солнца иных миров. И эту миссию Кобзаря, кажется, с особой проникновенностью воспринял и прочувствовал, по-своему пережил, воссоздавая шевченковскую поэму «Мария» на русском языке, его переводчик — Борис Пастернак. Который, как известно, вскоре определит мировоззренческую атмосферу своего поистине выстраданного романа как «мое христианство». Несомненным для нас является то, что его работа над переводом «Марии» в известной степени шла параллельно с напряженными духовными поисками поэта в период, предшествующий написанию романа «Доктор Живаго», а в чем-то, возможно, их и стимулировала.

В этой связи заслуживает особого внимания и тот факт, что в 1947 году Борис Пастернак создает свою версию этого евангельского сюжета в стихотворении "Рождественская звезда".

Обращусь к интересному свидетельству, с которым автора впервые ознакомила лично общавшаяся с Б.Л. Пастернаком в пору его работы над переводами из Шевченко известный литературовед Евгения Кузьминична Дейч, а затем о том же прочитал в статье М. Рашковской «Борис Пастернак и Тарас Шевченко», опубликованной Институтом иудаики (Дух і літера, 2004). В недавнем поступлении в фонд писателя, радиожурналиста Ивана Спиридоновича Рахилло (1904-1979) в Российском Государственном Архиве литературы и искусства был обнаружен автограф Бориса Пастернака — заметка о Тарасе Шевченко, судя по всему подготовленная для выступления на радио. Датировка (март, 1946) на рукописи представляется вполне достоверной: именно в марте исполнялось 85 лет со дня смерти украинского классика. К сожалению, сегодня невозможно с уверенностью сказать, прозвучало ли это выступление в эфире. М. Рашковская приводит этот замечательный текст целиком.

«Я хочу сказать несколько слов о Тарасе Шевченко как переводчик. По важности, непосредственности действия на меня и удаче результата Шевченко следует для меня за Шекспиром и соперничает с Верленом. Вот с какими двумя великими силами сталкиваюсь я, соприкасаясь с ним. Из русских современников и последователей Пушкина никто не подхватывал с такою свободою Пушкинского стихийного развивающегося, стремительного, повествовательного стиха с его периодами, нагнетаниями, повторениями и внезапно обрывающимися концами. Этот дух четырехстопного ямба стал одной из основных мелодий Шевченки, такой же природной и непреодолимо первичной, как у самого Пушкина. Другой, дорогой для меня и редкостной особенностью Шевченки, отличающей его от современной ему русской поэзии и сближающей его с позднейшими ее явлениями при Владимире Соловьеве и Блоке, представляется глубина евангельской преемственности у Шевченки, которою он пользуется с драматической широтой Рембрандта, Тициана или какого-нибудь другого старого италианского мастера. Обстоятельства из жизни Христа и Марии, как они сохранены преданием, являются предметом повседневного и творческого переживания этого большого европейского поэта. Наиболее полно сказалась эта черта в лучшем из созданий «кобзаря» поэме «Мария», которую я однажды был счастлив перевести, но можно сказать, что у Шевченки нет ни одной строчки, которая не была бы овеяна тем же великим освобождающим духом. Очень часто у него образ молодой соблазненной и брошенной матери с ребенком на руках, в которой он неизменно видел образ Марии с младенцем. Такая невенчанная женщина с незаконным, как это тогда называлось, ребенком, была в старом обществе предметом гонения и безнаказанного глумления, одно из тех краеугольных попраний человеческого духа, от которого действительно нас освободила революция. Короткий и по краткости малоговорящий отрывок этого мотива в рамках доступного времени я и прочту сейчас».

Пастернак говорит здесь о своем переводе поэмы Шевченко «Мария»..

Обратим внимание на замечательное наблюдение Пастернака относительно того, что житие Христа и Марии — один из лейтмотивов в творчестве большого европейского поэта Тараса Шевченко. И разве случайно запечатленный Кобзарем «образ матери с ребенком на руках», в которой он неизменно прозревал «образ Марии с младенцем», снова привлекает к себе внимание Пастернака, взявшегося за перевод еще одного шевченковского шедевра — лирического стихотворения «У нашім раї на землі...»?

У нашім раї на землі Нічого кращого немає, Як тая мати молодая З своїм дитяточком малим. Буває, іноді дивлюся, Дивуюсь дивом, і печаль Охватить душу; стане жаль Мені її, і зажурюся, І перед нею помолюся, Мов перед образом святим Тієї матері святої, Що в мир наш Бога принесла... Великомученице? Села Минаєш, плачучи, вночі. І полем, степом ідучи Свого ти сина закриваєш...

Разве эти, написанные еще в солдатской ссылке на Кос–Арале в первой половине 1849 г., то есть за десять лет до создания поэмы, молитвенные строки не предваряют высокий выстраданный пафос «Марии», конгениально воссозданной в русском звучании Борисом Пастернаком:

Все упование мое,
Пресветлая царица рая,
На милосердие твое —
Все упование мое,
Мать, на тебя я возлагаю.
Святая сила всех святых!
Пренепорочная, благая!
Молюсь, и плачу, и рыдаю:
Воззри, пречистая, на них,
И обделенных, и слепых
Рабов, и ниспошли им силу
Страдальца сына твоего —
Крест донести свой до могилы,
Не изнемогши от него.

Процитировав эти строки в упомянутой статье «Шевченко — поэт-новатор», Максим Рыльский усматривает в них и отзвуки глубокой, воспитанной с юных лет веры, «которую отрицать нет надобности», а вместе с тем, проницательно утверждает академик, внимательный читатель «Марии» увидит, что это — земная повесть о земных людях, их радостях и их страданиях.

О, свет ты наш незаходимый!
О ты, пречистая в женах!
Благоуханный крин долины!
В каких полях, в каких лесах,
В расселине какого яра
Ты можешь спрятаться от жара
Огнепалящего того,
Что сердце без огня растопит
И без воды зальет, затопит
Твое святое существо?
Где скроешься от доли слезной?
Нигде! Огонь прорвался — поздно!
Разбушевался он, и вот
Напрасно сила пропадет.
Дойдет до крови, до кости
Огонь тот лютый, негасимый,
И, недобитая, за сыном
Должна ты будешь перейти
Огонь геенский...

Разве не созвучны были эти поистине пламенные шевченковские строфы чувствам и мыслям самого Пастернака, увидевшего и ощутившего на себе в конце тридцатых, а затем и в последующие годы «огонь геенский» сталинского террора, убедившегося в ненапрасности трагического своего пророчества, высказанного еще в 1928 г., в финале «Высокой болезни», посвященном Ленину: «Предвестьем льгот приходит гений И гнетом мстит за свой уход».

Не это ли и определяет близость «Марии» тому внутренне раскрепощенному миропониманию Пастернака, которое он отчетливо определял как «мое христианство», в полной мере раскрывшееся на страницах романа «Доктор Живаго» и, в частности, в помещенных здесь стихотворениях, ряд которых, созданные на евангелические мотивы, тематически и идейно перекликаются с содержанием переведенной им поэмы Тараса Шевченко. Такова, в частности, пастернаковская «Рождественская звезда», которая то

Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала ...
то
Она пламенела, как стог, в стороне
От неба и Бога,
Как отблеск поджога,
Как хутор в огне и пожар на гумне..
то.
... возвышалась горящей скирдой
Соломы и сена
Средь целой вселенной,
Встревоженной этою новой звездой.

А теперь вернемся к тексту шевченковской «Марии». Здесь тоже видим и «степь», и «хутор», и «пруд», и разгорающуюся звезду — «горящую метлу с востока», «метлу косматую».

Так вот, иная мать, смотри,
Что Ироды творят цари!
Мария и не хоронилась
С своим младенцем. Слава вам,
Убогим людям, пастухам,
Что сберегли Ее и скрыли
И нам Спасителя спасли
От Ирода! Что накормили
И, напоив, не поскупились
Ей дойную ослицу дать,
Хотя и горемыки сами;
И с Сыном молодую Мать
Пустились ночью провожать
Кружными тайными путями
На шлях Мемфисский. А метла,
Метла горящая светила
Всю ночь, как солнце, и плыла
Перед ослицей, что несла
В Египет кроткую Марию
И нарожденного Мессию.

Трудно, таким образом, не согласится с наблюдением М. Рашковской, утверждающей, что «горящая Метла» из поэмы «Мария»— звезда Рождества, станет в скором времени, спустя девять лет, темой поэтического шедевра Пастернака — стихотворения «Рождественская звезда» (1947 г.). Но еще более важным, на наш взгляд, является то, что «огонь тот лютый, негасимый», через который надлежит пройти героям поэмы в земной жизни, станет не просто «геенским», мучительным и убийственным, но также и очистительным, утверждающим свет души человеческой в вечности.

Возвращаясь к сохранившемуся в архиве тексту радиовыступления Пастернака, его комментатор справедливо отмечает, что написанный к случаю, текст этот с особой лапидарностью «выговаривает» некоторые важные мотивы жизни и творчества поэта в первые послевоенные годы, в начале работы над романом «Доктор Живаго».

Высказываясь о Шевченко, Пастернак вольно или невольно говорит и о себе самом, о понимании собственного пути в поэзии и культуре. При этом обращают на себя внимание следующие связанные между собой темы.

Тема первая — пушкинская. Слова о пушкинском «стихийно развивающемся» «повествовательном» ямбическом стихе имеют отношение не только к поэзии Пастернака (что очевидно), но и к его прозе. Именно как к прозе поэта, точной, ритмически организованной, образно и интеллектуально насыщенной. В ней Пастернак на свой лад повторяет и зрелый пушкинский путь.

Что же до восходящей к Пушкину традиции «развивающегося», «повествовательного» четырехстопного ямба традиции, общей для Шевченко и для Пастернака, — то примером этому может служить вышеприведенный фрагмент из поэмы, посвященный бегству в Египет. Возможно, именно этот отрывок, по мнению М. Рашковской, мог прочитать Пастернак радиослушателям.

Второе. Говоря о связи духовной проблематики шевченковской поэмы с произведениями Вл. Соловьева и Блока, Пастернак утверждает и собственную связь с исканиями лучших мыслителей и поэтов символистской эпохи, «серебряного века». То, что опять-таки вольно или невольно усвоено Пастернаком у Соловьева, который чуть ли не до 70-х годов XX века упоминался в советской печати только в разоблачительном ключе, — это идея неописуемой, вечно недосказанной, но и вечно стремящейся воплотить себя красоты в Божественном замысле о мире, о природе, о человеке, о человеческом творчестве. Красоты, в конечном счете, неотрывной от истины и добра и образующей основное содержание человеческой мысли и поэзии. Это — мир идей Юрия Живаго и стоящего за ним Пастернака.

Также неслучайно и упоминание Блока в связи с началом работы над романом, герои которого, «мальчики и девочки», начинают свой «полувековой обиход» под влиянием Блока, Владимира Соловьева, Льва Толстого. В эти послевоенные годы Пастернак сам был овеян великим освобождающим духом творчества и христианства.

Тема третья — понимание Пастернаком евангельских образов и смыслов, отмеченных им в поэзии Шевченко, как стержня всей европейской культуры. И это подтверждает переведенный Пастернаком насыщенный украинскими реалиями, связанный с традициями украинского духовного стиха поэтический апокриф о жизни Девы Марии. И, конечно же, не случайнаобмолвка Пастернака о трактовке Шевченко евангельской темы с широтой Рембрандта, Тициана или другого итальянского мастера. Не исключено, что утверждая так, Пастернак имел в виду и ипостась Шевченко-художника, академика гравюры. Но стоит вспомнить и то, что одним из первоначальных названий евангельского цикла романа было «Старые мастера».

И разве не об этом, по словам поэта, «освобождающем духе» европейской культуры — и его процитированная нами «Рождественская звезда»?

И, наконец, тесно связанная с евангельскими текстами четвертая тема выступления Пастернака о Шевченко: тема попранной, оскорбленной женственности, ставшая одной из важнейших тем европейской (а с нею и российской) духовности, культуры и истории. Здесь одна из стержневых идей, проходящих через все творчество самого Шевченко и русского поэта Пастернака: оскорбленное, растоптанное человеческое достоинство, и прежде всего, достоинство женщины — непреложная предпосылка исторических катаклизмов. Это сквозная тема в оригинальном творчестве Пастернака. М. Рашковская упоминает в этой связи и восьмую главу «Спекторского». Приводит и строки из последнего стихотворения книги «Второе рождение»:

И так как с малых детских лет
Я ранен женской долей,
И след поэта — только след
Ее путей, не боле...

Можно вспомнить и всю полноту эпизодов романа «Доктор Живаго», связанных с судьбой Ларисы Антиповой. Возвращаясь же к шевченковской поэме, мы видим, что Мария, укрепив дух апостолов во время Пятидесятницы и послав их проповедовать Слово Ее распятого Сына, умирает нищенкой в придорожной канаве.

Так, обнаруженный уже в двадцать первом веке совсем небольшой, однако же чрезвычайно емкий текст Пастернака о Тарасе Шевченко предстает концентрированным пособием для понимания самосознания и художественных и философских смыслов поэзии и прозы позднего Пастернака, для понимания всего комплекса его представлений об историчности человеческого духа и одновременно — о неподвластности духа «плену времени».

Однако, отметив не просто ситуационную, но и, так сказать, содержательную близость духовного мира переводчика с поэмой Шевченко, вернемся к непосредственному рассмотрению темы «Пастернак как переводчик украинской поэзии». Говоря о конгениальность перевода «Марии», мы, конечно же, солидаризуемся с высокими оценками этой работы со стороны таких авторитетов как Корней Чуковский и Максим Рыльский. «Борис Пастернак дал вдохновенный перевод его «Марии», свидетельствующий о страстном увлечении поэзией подлинника, — отмечает Корней Чуковский. Металлом зазвучали у него эти патетические ямбы Шевченко:

А после смерти чернецы
Тебя одели в багряницу
И золоченые венцы
Тебе дарили, как царице,
Прибили и твою к кресту
Поруганную простоту
И оплевали, и растлили,
А ты, как золото в горниле,
Такой же чистой, как была
В душе невольничьей взошла.

Если выхватить из этого перевода какую-нибудь отдельную строку и сравнить с соответствующей строкой шевченковского текста, — продолжает автор замечательной книги о мастерстве художественного перевода «Высокое искусство», откуда взяты эти строки, — то может оказаться, что между ними нет и отдаленного сходства, но в том-то и заключается драгоценная особенность таких переводов, что в них не отдельные строки, а вся совокупность строк являет собой наиточнейшее воспроизведение подлинника.

Если переведенный отрывок вы сопоставите с подлинником, то увидите, что хотя фразеология в нем совершенно иная, хотя и слова зачастую не те, но все же здесь нет ни одной отсебятины. Каждый образ, каждую мысль поэта Борис Пастернак воспроизвел с самой добросовестной тщательностью, но при этом он воспроизвел и дикцию этих стихов, о чем переводчики предыдущей эпохи считали излишним заботиться. И конечно, такие вдохновенные переводы гораздо точнее тех, потому что наряду со смыслом оригинала они передают и красоту его дикции.

Нетрудно было бы перевести весь этот отрывок буквально слово в слово, строка в строку, но тогда исчезла бы раньше всего та свободная речевая текучесть, без которой поэзия Шевченко превратилась бы в прозу».

Нельзя не согласиться со столь меткой, хотя и весьма общей, или скажем точнее, обобщенной оценкой. В подобном ключе характеризует перевод Пастернака и Максим Рыльский. И перевод «Марии» — не единственный успех Пастернака в работе с шевченковскими текстами. Кроме упомянутого уже стихотворения «У нашім раї...» следует назвать посвящение «А.О. Козачковському». Очевидно, работу над переводами этих стихотворений Б. Пастернак имел в виду, когда писал грузинскому поэту Симону Чиковани 9 сентября 1945 г.: «Совсем недавно... сделал две вещи из Шевченки... Из этого (из Бараташвили) нужно сделать русские стихи, как я делал из Шекспира, Шевченки, Верлена и других, так я понимаю свою задачу».

Нет сомнения, что именно это умение мастера «сделать» из переводимых им произведений «русские стихи», то есть максимально приблизить творения Кобзаря к русскому читателю, сделать их «созвучными» его восприятию («поэтический перевод должен звучать не как перевод, а как самостоятельное произведение») и имел в виду Максим Рыльский, когда сообщал в письме украинскому переводчику Г.П. Кочуру от 24 марта 1963 г.: «За Пастернаков перевод «У нашім раї» спасибо. Я только поверхностно взглянул, однако же он показался мне лучшим, нежели перевод Твардовского («Среди красот земного рая»). Так что, присылайте и другой перевод, я их пошлю в Ленинград моему соредактору Прокофьеву...» Увы, эти два перевода все еще недостаточно известны широкому читателю, так как они почти не включались в издаваемые массовыми тиражами книги Т.Г. Шевченко, что в советское время, начиная с конца 1950-х г.г. похоже, происходило и из-за нежелания московских и ленинградских издателей-перестраховщиков связываться с опальным автором «Доктора Живаго». Тем более ценны восхищенные и благодарные отзывы об этих переводах, самой личности Пастернака его украинских коллег.

Вот еще один не менее авторитетный отклик Дмитра Павлычко. Исходя из того, что «перевод как творческий акт — это медленное, многократное, вдумчивое чтение оригинала и воссоздание его иными языковыми средствами» и что «при переводе взрыхливается, а иногда и разрушается почва поэзии, чернозем сменяется менее плодородными, глинистыми породами», поэт стремится компенсировать это взрыхление и разрушение скрепляющей силой собственного таланта, стремится в новой этно-культурной атмосфере и новой одежде оставить поэзию поэзией, а не бледной тенью оригинала. Оценивая перевод поэмы Т.Г. Шевченко «Мария», осуществленный Б. Пастернаком, Дмитро Павлычко считает, что «гениальное Шевченковское озарение было не просто изучено, но и выстрадано русским поэтом. Б. Пастернак вложил в перевод «Марии» не только шевченковскую, но и собственную боль за тех матерей, трагедия которых состоит в том, что они рождают спасителей, одержимых справедливостью апостолов завтрашнего дня». И все же, солидаризуясь с высокими и даже несколько пафосными оценками работы переводчика «Марии» на русский язык, попробуем хотя бы вкратце охарактеризовать ее сугубо профессиональные особенности, отметив как достоинства, так и некоторые, обозначившиеся в ходе изучения этой темы проблемные вопросы.

Пастернак избежал соблазна облечь язык перевода в сугубо национальные, специфически национальные одежды... И если переводчики типа Мея старательно «русифицировали» в своих переводах Шевченко, обильно уснащая их всяческими «аль», «мать сыра земля», «девица-красавица» и др., а другие сдабривали русский текст ничем не оправданными украинизмами — «дивчина», «батько» и др., то у Пастернака видим гармонию... Хотя и тут не без издержек — восточное одеяние «бурнус» у переводчика почему-то превращается в украинскую «свиту»... Впрочем, это и дань украинскому колориту поэмы, в который ее окрасил сам Шевченко: у него и библейское Тивериадское море (озеро) описано как «став» (у Пастернака — это тоже не море и не озеро, а «пруд»), есть там и «хутор», и, как на украинской народной картинке, «верба» над Нилом, и «Йосип сина забавляв, на призьбі сидя...», точь в точь как в украинском селе (у Пастернака — просто «Иосиф сына забавлял») Шевченковское «хата» — жилище Марии и Иосифа Пастернак передает в одном случае русским словом «изба», в другом — оставляет, как в оригинале, — «хата». На первый взгляд, эта стилистико-языковая двойственность может показаться непоследовательностью, излишней данью этнографизму или «русифицированием» (в случае с «избой»). Однако все становится на свои места, если уяснить логику пастернаковского словоупотребления, мотивированную в известном смысле даже топографически: ведь Иосиф «в избе ремни размял и пару добрых сплел сандалий...» будучи на чужбине, в Египте, а дойдя до дому, в родную Палестину, герои поэмы видят там уже не избу, а именно свою «хату» в тенистой роще.

Обращает на себя внимание, что в разных изданиях «Кобзаря» перевод «Марии» в ряде моментов имеет существенные различия. Некоторые источники указывают на то, что в 1954 г. перевод исправил сам Б. Пастернак, и в этой связи имеет смысл рассмотреть упомянутые расхождения в тексте пастернаковского перевода «Марии», проявившиеся в различных его изданиях. Так, в послевоенном «Кобзаре» (Гослитиздат,1947 г., редактор-составитель А. Дейч) шевченковские строки «Хітон полатаний додолу Тихенько зсунувся...» переведены с явно «русифицированным» акцентом: «...наземь невзначай упала Заплатанная епанча», а вот уже в издании «Библиотеки поэта» 1964 г. — вполне корректный по отношению к оригиналу вариант: «...край заплатанный хитона Спустился с юного плеча».

Еще примеры доводки перевода «до кондиции». В оригинале читаем:

Де ти сховаєшся? Нігде!
Огонь заклюнувся вже, годі!
Уже розжеврівся. І шкода,
Даремне сила пропаде...
В варианте 1947 г.:
Где скроешься от доли слезной?
Нигде! Огонь прорвался, — поздно!
Разбушевался, и, увы.
Уж не сносить тебе, родимой,
Своей несчастной головы...
В исправленной редакции (в серии «Библиотека поэта»):
Где скроешься от доли слезной?
Нигде! Огонь прорвался, — поздно!
Разбушевался он, и вот
Напрасно сила пропадет...

Конечно, последний вариант перевода более соответствует оригиналу. Хотя «огонь заклюнувся» и «уже розжеврівся» — далеко не то же самое, что «прорвался» и «разбушевался». В переводе передана лишь динамика действия, но отнюдь не его образное воплощение, с тонкими шевченковскими ньюансами.

Наглядно представить, как переводчику приходилось то отдаляться (вспомним совет Н.В. Гоголя: отойти, чтобы приблизиться!) от оригинала, то снова приближаться к нему, позволяет следующий пример. У Шевченко:

Отож вони собі ідуть.
Несе з торбиною на плечах
Нову коновочку старий.
Спродать би то та молодій
Купить хустиночку до речі,
Та й за повінчання оддать.

В первом варианте перевода читаем:

И вот они в пути шагают.
Старик с котомкой на плечах
Несет на рынок чан дощатый,
Продать бы чан, да молодой
Платочек поднести цветной
И за венчанье справить плату.

Неожиданное появление в переводе «чана дощатого» можно объяснить понятным желанием переводчика связать ношу Иосифа, с которой тот отправился на торг, с его столярным, плотницким ремеслом. И все же «коновочка» — не чан и не ночвы, а «кружка деревянная или металлическая» («Словник української мови» Б. Грінченка), отсюда — возвращение к первоначальному значению этого слова в новой редакции перевода, где читаем уже, что «старик...идет продать на рынке кружку». Правда, иначе выглядят и три последние строки:

...и свадебный платок цветной
Купить в подарок молодой
И за венчанье дать полушку.

Немало различий видим в вариантах описания заключительных эпизодов поэмы, показывающих Христа перед его распятием.

...Його любили
Святиє діточки. Слідком
За ним по улицях ходили,
А іноді й на Єлеон
До його бігали малії.
Отож прибігли. «О святії!
Пренепорочниє!» — сказав,
Як узрів діток. Привітав
І цілував благословляя,
Погрався з ними, мов маленькй,
Надів бурнус. І веселенький
З своїми дітками пішов
В Єрусалим на слово нове,
Поніс лукамив правди слово!

В «Кобзаре» (1947 г.) под редакцией А. Дейча этот фрагмент перевода выглядит так:

Его любила детвора
И с ним по улицам с утра
Толпой ходила до заката.
Сбегались и на Елеон
И, как сейчас, теснились с краю.
«Святые!» — тихо молви о,
Привстав навстречу этой стае,
И подошел, благословляя,
И с ними сел, как встарь, играть,
В ребенка превратясь опять.
Потом, повеселев душой,
Спустился с малолетней братьей
На проповедь в Ерусалим
Спасенье возвещать глухим.

И вот — новая редакция, существенные исправления в которой начинаются после первых четырех строк:

...Вот и сейчас пришли резвиться.
«Святые!» — тихо молвил он,
Навстречу встав их веренице,
И подошел, благослови,
И с ними сел, как встарь, играть,
В ребенка превратясь опять.
Потом, повеселев душой,
Спустился с ними на закате
На проповедь в Ерусалим
Спасенье возвещать глухим.

Подобные примеры можно множить, и они, как нам представляется, наглядно показывают, как переводчик, возможно, не без участия редакторов искал наиболее адекватные соответствия духу оригинала. Говорить об участии редакторов нас побуждает высказанное в беседе с автором свидетельство Евгении Кузьминичны Дейч о том, что сам Б.Л. Пастернак выражал явное неудовольствие грубым вмешательством в его тексты редактировавшего перевод Николая Брауна.

Разумеется, без тщательной текстологической экспертизы издательских рукописей и соответствующих правок о мере такого вмешательства сейчас говорить трудно, однако, как нам представляется такое исследование могло бы существенно прояснить и дополнить наши представления о творческой лаборатории Пастернака — переводчика с украинского. Думается, что при должном редакторском содействии текст перевода был бы избавлен от встречающихся в нем досадных неточностей и неувязок. Так, удивляет, что в разных изданиях пастернаковского перевода «Марии» тасуются три противоречащих одна другой редакции следующего фрагмента:

Вот Мария
Холодочком
До сходу сонця провела
До самої Тіверіади
Благовістителя. І рада,
Радісінька собі прийшла
Додому...

Наиболее близким к этому оригиналу оказался перевод, опубликованный в издании «Кобзаря» под редакцией А. Дейча (1947 г.):

Благовестителя в свой срок
Свела на пруд ночною тишью
И двинулась домой, не слыша
От счастья под собою ног...

А вот как выглядит тот же отрывок поэмы в издании «Библиотеки поэта» (1964 г.), редакцию переводов для которого осуществили Н. Браун и А. Прокофьев:

С благовестителем часок
Прошли втроем (!? — В.К.) ночною тишью
И двинулись домой, не слыша
От счастья под собою ног.

Впрочем, такая явная несуразица, похоже, была замечена, и в последующих русских изданиях произведений Т.Г. Шевченко («Избранные сочинения» в Библиотеке классики издательства «Художественная литература», 1987 г.) мы читаем уже слегка исправленный вариант:

С благовестителем часок
Прошли вдвоем ночною тишью
И двинулись домой, не слыша
От счастья под собою ног.

Как легко заметить, сравнивая все три варианта с текстом оригинала, именно перевод из издания «Кобзаря» под редакцией А. Дейча является наиболее точным. И, разумеется, не переводчику, а редакторам по непонятным причинам стало «двоится» и даже «троится».

А первоначальную причину столь странного буквально арифметического несовпадения смыслов следует искать в украинских изданиях «Кобзаря». Дело в том, что глубокий знаток украинской литературы Александр Исифович Дейч был осведомлен о двух шевченковских редакциях приведенного отрывка «Марии», и вполне оправданно избрал последнюю их них, зафиксированную в рукописной «Більшій книжці» Т.Г. Шевченко, по которой сверялся текст «Марии» при подготовке знаменитого издания «Кобзаря» под редакцией В. Доманицкого (Санкт-Петербург, 1907 г.). Другие же московские и ленинградские редакторы слепо доверились другой, более ранней, редакции данного отрывка, которая также имеет место в современных украинских изданиях «Кобзаря», хотя логическая ее необоснованность кажется нам очевидной:

Холодочком
До сходу сонця провели
До самої Тіверіади
Благовістителя. І раді,
Радісінькі собі прийшли
Додому...

Форма множественного числа здесь явно неуместна: ведь из текста поэмы однозначно следует: Мария провожала апостола одна! И, надо думать, именно глубокая текстологическая осведомленность редактора-составителя А. Дейча помогла избежать ошибки в подготовленном им издании, и которая, увы, поныне гуляет не только в российских, но и в украинских изданиях «Кобзаря». Думается, что сейчас, накануне близящегося 200-летия со дня рождения Т.Г. Шевченко, текстологам и издателям самое время поработать над устранением подобных недоразумений, все еще встречающихся в публикациях наследия Кобзаря, особенно в русских переводах. Если же говорить о рассматриваемом нами тексте поэмы «Мария», то к сказанному следует добавить и досадный случай межъязыковой омонимии, проявившейся в переводе ложно понятого украинского слова «вовна» (шерсть), которое переводчик передал как «волна». В результате шевченковские строки:

А та стоїть собі під тином
Та вовну білую пряде
На той бурнус йому святешний...
переведены как:
А та стоит себе под тыном
И белую волну прядет
Ему на свитку к именинам...

Думается, что шевченковское исторически и этнографически точное: «Ходімо в кущу, опочий, та повечеряємо вкупі...» — в русском переводе «Пойдем в беседку; пообедай...» также звучит неубедительно: ведь «куща» — слово из библейского лексикона и означает шатер, палатку; «беседка», как и пришедшее из французского «палисад» — выглядят здесь все же чужеродно и странновато. Так же странно, что и столь усердствовавшие, как оказывается, нередко вопреки воле переводчика, редакторы ведущих советских издательств, «проморгали» столь очевидные и легко исправимые недочеты.

Впрочем, повторим, исследовать историю публикаций пастернаковского перевода «Марии», включая редакторское вмешательство в его текст, еще предстоит.

Возможно, наше скромное изыскание послужит этому стимулом.

Виталий Крикуненко

23.02.2010

Переделкино-Внуково




К 100-летию со дня рождения

Жыл-был Антоныч - майский жук на вишне...

Вот уже в течение тридцати лет имя Богдана-Игоря Антоныча символизирует поистине культовое явление в украинской поэзии. Изданный в Киеве в 1967 г., после тридцатилетнего замалчивания его произведений томик «Пісня про незнищенність матерії» (предыдущие пять книг этого поэта выходили только в досоветской Западной Украине) стал поистине знаковым событием. Стихи умершего в 1937 году двадцативосьмилетнего Б.-.И Антоныча зазвучали вполне по-современному, органично вписываясь в контекст иной поэтической эпохи, означенной именами шестидесятников — Миколы Винграновского и Лины Костенко, Бориса Олийныка и Ивана Драча... Столь же востребованной остается его лирика среди поклонников украинской поэзии и в наступившем ХXI веке.

Феномен удивительной судьбы этого безвременно ушедшего из жизни поэта (всего семь лет продолжалась его активная литературная деятельность, но за это короткое время он достиг в своем творчестве того уровня, к которому другие тянутся десятилетиями) стал предметом многочисленных исследований, научных симпозиумов и конференций. Небезынтересно, что изучению творческой биографии Антоныча посвятил свою кандидатскую диссертацию один из лидеров современного украинского литавангарда поэт и прозаик Юрий Андрухович.

Родился Б.-И. Антоныч 5 октября 1909 г. в с. Новица Горлицкого повета (Австро-Венгрия, затем Польша) и, как и его отец — сельский священник, был по своему происхождению лемко — представителем украинской этнической группы, обладавшей самобытным фольклором, богатым архаическими элементам и консервацией древних, еще общесловянских языковых пережитков (вот откуда, в частности, и столь явственные языческие мотивы в его стихах!). Сельская среда, природа карпатских предгорий, обычаи лемков — все это способствовало развитию чуткой художественной натуры будущего поэта, успешно закончившего польскую гимназию в городе Сянок. Кстати, именно здесь Богдан-Игорь, с детства находившийся исключительно в лемковской диалектной языковой стихии, начал серьезно изучать украинский литературный язык (благо, этот предмет в польской гимназии для украинцев преподавался), к той же гимназической поре относится и начало его поэтического творчества. С 1928 года Антоныч — студент Львовского университета, где изучал славистику, занимался в кружке украинистики, и украинским языком овладел настолько, что многие принимали его за выходца из центральной Украины, а потом с удивлением спрашивали: «Как, вы — лемко?!».

Б.-И.Антоныч закончил университет уже достаточно известным литератором. В 1931 году вышел первый сборник его стихотворений «Приветствие жизни», со временем еще два: «Три перстня» (1934) и «Книга Льва» (1936). Смерть настигла поэта на самом взлете его таланта. Уже после кончины Антоныча увидели свет его книги «Зеленое евангелие» и «Ротации» (обе в 1938).

Поэзия Богдана-Игоря Антоныча переведена на многие европейские языки, его книги сегодня изданы на английском, немецком, польском, словацком, чешском, румынском... Будучи глубоко укорененными в украинской традиции, обладая густым лемковским колоритом, его стихи привлекают общечеловеческим содержанием, глубиной поэтической концепции, утверждающей единство мира, космоса, природы и человека. Интересны переклички Антоныча с другими яркими поэтами минувшего века. Замечено немало роднящего его с Лоркой. Если испанский поэт черпает вдохновение из андалусийского ориентализма, то Антоныч — в лемковской фольклорной стихии с ее реликтовым язычеством. Особенно много общего мы находим, сравнивая антонычевы «Три перстня» с «Цыганским романсеро» испанского поэта, в частности, «Романсом о луне», где луна — также вестник судьбы, знак смерти. Впечатляют и тематические аналогии в поэтическом видении земли, замеченные в поэзии русского Велимира Хлебникова, поляка Ежи Гарасимовича и Богдана-Игоря Антоныча. И хотя трудно говорить о прямых влияниях, можно утверждать, что всех их объединят стремление вернуть поэтический язык к первоначальным славянским истокам.

Пусть и с опозданием, стихи поэта, который «...жил на вишнях тех, что их воспел Шевченко», приходят к российскому читателю. Первоокрывателем Антоныча на русском языке был незабываемый Николай Котенко, столь много сделавший для ознакомления россиян с украинской поэзией, мечтавший об издании большой книги лемковского соловья в Москве. Увидели свет и творческие переложения его младшего коллеги Андрея Пустогарова. Накануне столетнего юбилея поэта Библиотека украинской литературы в Москве совместно с Международным сообществом союзов писателей объявили конкурс новых переводов стихотворений украинского классика на русский язык. Надеемся, что эта публикация придаст ему дополнительный стимул. Для всех желающих участвовать в конкурсе сообщаем телефон Библиотеки украинской литературы, где можно ознакомиться с книгами Богдана-Игоря Антоныча, взять для переводческой работы его тексты: 631-40-95.

Виталий Крикуненко

Богдан-Игорь АНТОНЫЧ

Рождество

Родился Младенец в санях
в лемковском местечке Дукле.
Лемки с гор пришли в крисанях*,
Возложили месяц круглый.

Ночь беснуется и стонет,
воет вьюга вокруг стрех.
У Марии на ладони
месяц — золотой орех.

*Крисаня — разновидность шляпы у лемков

Село

Коровы кланяются солнцу,
что всходит, пламенея маком.
В даль тополя, как богомольцы,
идут и тают по-над шляхом.

Двурогий месяц выпрягают.
Воз конопляным устлан небом.
Льняная ткется даль без края,
в прозрачной дымке леса гребень.

Кудрявит легкий вихрь калину.
Кудель, и певень, и колыска.
Вливается день в долину,
как молоко парное в миску.

Из цикла «Витражи и пейзажи»

1. Осень

Дозревают краснобоко длинны дни, как яры яблоки,
сыплет листья с лип,
слышен воза скрип,
возле леса вольно льется возглас зяблика.

Прокалилась солнцепеком неба палуба,
вот отары в отаве
ищут хладу тумане,
В яслях яра ясный сокол ярит ястреба.

Пьяно пиано на пианино трав
ветер сыграл.
Спеют дни все ненастней, короче,
поет за полночь кочет

и
ости, осокори,
рой ос ,
и ось — с колес!—
осень
ужо
о
осень
сень
ень.

Вишни

Жил-был Антоныч — майский жук на вишнях
на вишнях тех, что их восславил сам Шевченко.
Моя страна, звезда зеленая, библейная и пышная,
цветастая отчизна вишни с соловейком!

Где вечера евангельские и рассветы,
где небо солнцем привалило села белые,
растут все те же вишни и раскипевшим цветом,
как при Шевченко, поят песню хмелем.

К существам с зеленой звезды

Законы «биоса» для всех одни и те ж:
рождение, страдания и смерть.
Что похоронный увезет кортеж,
травой взрастет, чтоб дальше зеленеть.

Лисицы, львята, ласточки и люди,
звезды зеленой черви, корни, листья, —
один закон материи нас судит,
записанный навеки в небе мглистом.

Я понимаю вас, все звери и растенья,
я слышу, как шумят кометы и корни трав скользят.
Антоныч сам зверек, печальный и кудрявый.

Из зеленых мыслей одного лиса*

*Эти необыкновенной поэтической силы и красоты отрывки выбраны из тетрадей Антоныча. Таких «заготовочных» записей он оставил немало, и использовал затем в своих стихотворениях. И хотя это только фрагменты, некоторые из них таят в одной строке целую тему. Название подборки принадлежит Антонычу.

Я не подросток, я растение,
а временами листик малый.
Двенадцать девочек пело: ой расстилайся, крещатый барвинок,
и веретеном в реке солнце кружилось зеленое…

Написана единственная истина: расти!

Живу, терплю, умру, как все зверята.

Зверьки и звезды, люди и растения —
у всех одна праматерь,
природа вечная и неизбывная,
хотя уносит время все на своих крыльях…

Две в черепе моем гадюки брачное ложе свили …
Неужто же? Неужто мы любимая, не вечно будем жить?
И где та грань, что отделит огонь от пепла?
Лежит на дрогах ночи похоронных день усопший…

Баллада эта родилась внезапно, как месяца кровавого ухмылка из-за туч.
И рыбы моря молятся на рыб из зодиаков.

Молитва утра до звезды последней…

Врастает тишь кореньям в глину ночи…

Пять крыл звезды и смыслов пять в телесности людской,
и ложе спящих — челн мечтаний и трагедий.

…и мелом звезд крошащихся начертит знак судьба.

Молитвенно сомкнет ладони звезд…
Пахучесть выползает из цветка, будто из раковины слизень …

И ночь подковы звезд в ладони сказки ронит.

О юная печаль, о радость стройная!

Сестра Антоныча — лисица…

К Тебе, Отчизна — вечная земля,
ведут все троки, все шляхи-дороги.

Перевел Виталий КРИКУНЕНКО




Маленькое эхо большой выставки

Своеобразным эхом недавно завершившейся Московской Международной книжной выставки-ярмарки, где были представлены и издания Библиотеки украинской литературы, явилась устроенная 9 сентября в Литературной гостиной БУЛ презентация книг, подаренных нашим читателям украинскими участниками ММКВЯ-2009, а также замечательного романа Карины Аручеан «Полководец Соня, или В поисках Земли Обетованной».

Автор этого произведения, вызвавшего немалый интерес посетителей ММКВЯ — участник открывшегося при БУЛ клуба-студии «Слово», и, как справедливо отметил выступивший на презентации литературный критик Михаил Ромм, и это посвященное ее книге библиотечное мероприятие проходит в рамках названного клуба. Хотя, разумеется, по сути своей творческая встреча в переполненном зале выходила далеко за «рамки» сугубо литературного разбора, студийного разговора, затрагивая многие жгучие вопросы нашего бытия. Что и естественно, ведь «такой попытки все собрать, все объять и все объяснить еще не было в современной русской прозе…», — отметил, характеризуя роман, известный литературовед Лев Аннинский. Выступившие в ходе обсуждения Галина Волина, Катарина Мурадян, Полина Ким, Евгения Озерова и другие отмечали, что роман Карины Аручеан — не только притча, но и своеобразная энциклопедия советской и российской жизни почти целого века. Несомненная автобиографическая основа, где наших читателей привлекут и украинские адреса и мотивы, делает произведение еще более достоверным и насыщенным сочными деталями быта на фоне правдиво воссозданных исторических реалий. Вместе с героиней мы не только переживаем все, что пережила страна за это время, но и пытаемся осмыслить глубинную суть событий. И некая присущая роману коллажность, а подчас и публицистичность не снижают его художественных достоинств, а, наоборот, делают его по особому личностным (ведь автор — журналистка, она же — писатель-летописец, «впитавшая» в себя эпоху), убедительней, проникновенней: ведь во всем этом пульсирует нерв живого бытия, недавней нашей истории и самой современности.

Хорошим лирическим камертоном к обсуждению, настраивавшим участников на искренний, взволнованный разговор, явилось выступление барда Сергея Светлова, исполнившего под гитару замечательные песни собственного сочинения. Приятно отметить, что встреча в БУЛ вызвала скорый и благожелательный отклик со стороны СМИ.

Виталий Крикуненко, ведущий литературной гостиной БУЛ


Департамент национальной политики и межрегиональных связей города Москвы Библиогород
Портал городских услуг