Андрей Смирнов
Время чтения: ~20 мин.
Просмотров: 0

«хроники нарнии: племянник чародея»: о книге

Адаптации Править

«Племянник чародея» является одной из трёх книг Хроник Нарнии, наряду с книгами «Конь и его мальчик» и «Последняя битва», которые не были экранизированы в том или ином виде. В начале 1980-ых годов планировалось производство мультфильма, но проект был отменён. Некоторое время после выхода на киноэкраны фильма «Покоритель Зари» в 2010 году информационные агенства сообщали, что именно книга «Племянник чародея» будет экранизирована следующей. Однако в октябре 2011 года было объявлено, что в производство запущена экранизация книги «Серебряное кресло».

На театральной сцене «Племянник чародея» впервые появился в 1984 году на сцене B.Iden Payne Theatre в Университете Техаса. Автором пьесы выступил известный американский драматург Оранд Харрис, музыку написал Уильям Пенн. Наряду с другими театральными постановками Хроник Нарнии Вестминстерский театр в Лондоне поставил и спектакль по книге «Племянник чародея». Спектакль шёл в театре в 1988 году. Последняя на данный момент театральная постановка «Племянника чародея» была осуществлена в городе Данидин, Новая Зеландия в 2005 году. Для местного театра сценарий пьесы написала Эрина Карадус.

Интересные факты Править

Общее Править

  • Когда Джадис впервые оказалась в Нарнии, она сказала, что здесь ей придётся погибнуть. Так и произошло.
  • Слово «джадис» на персидском языке означает «смерть». С французского «джадис» переводится как «древний» или «давным-давно» (традиционное начало сказок). Возможно, Льюис взял это имя из поэмы лирика Средневековья Франсуа Вийона «Ballade des Dames du Temps Jadis». Льюис написал пародию на это стихотворение под названием «Ballade of Dead Gentlemen».

Образ Править

  • Исследователи творчества Льюиса считают, что образ Джадис был создан на основе главной героини романа Генри Райдера Хаггарда «She: A History of Adventure» (в русск. изданиях чаще встречается название «Аэша»). В своей рецензии на это произведение Льюис одновременно восхищается книгой и высказывает негативное отношение к главной героини. Как и Джадис Льюиса, Аэша обладает невероятной красотой и знаниями оккультных наук, стремится к бессмертию и далека от моральных принципов.
  • В книге «Лев, Колдунья и Платяной шкаф», несомненно, образ Джадис тесно связан с образом Снежной Королевы из сказки Ханса Кристиана Андерсена. В роли Кая здесь выступает Эдмунд, который по своей воле становится пленником злой колдуньи.

Смерть Править

Среди поклонников Хроник Нарнии существуют спекуляции на тему смерти Белой Колдуньи. В своих теориях они основываются на двух вещах. Во-первых, в книге «Принц Каспиан» ведьма говорит: «Кто-нибудь слышал, чтобы ведьма действительно умерла? Вы всегда можете вернуть её.» Во-вторых, Дама в зелёном, главный антагонист книги «Серебряное кресло», также является «северной колдуньей», поэтому некоторые фанаты считают, что она и Джадис — один персонаж. Свою лепту в эту дискуссию внесли издатели, которые, давая описания персонажей в приложениях, указывали, что Белая Колдунья появляется в «Серебряном кресле». Ещё одним поводом в поддержку этой теории стало то, что в сериале BBC и Белую Колдунью, и Даму в зелёном сыграла одна актриса Барбара Келлерман.
На самом деле, все эти теории несостоятельны. В книге «Лев, Колдунья и Платяной Шкаф» чётко говорится о том, что Белая Колдунья мертва, и, за исключением попытки Никабрика и ведьмы, никогда не упоминалось, что её пытались воскресить

Также можно обратить внимание на рисунки Паулины Бейнс Кстати, в сериале Белая Колдунья носит брошь с изображением змеи, что является отсылкой к Даме в зелёном, но не доказательством того, что это один и тот же персонаж.
, которыми были проиллюстрированы первые издания книг. На них чётко видно, что Белая Колдунья и Дама в зелёном отличаются друг от друга, в первую очередь ростом

Дама в зелёном намного ниже «великанши» Джадис. Что касается сериала BBC, то здесь свою роль сыграл невысокий бюджет проекта. Не только Барбара Келлерман, но и часть других актёров играли в сериале по нескольку ролей.

Казалось бы, что в русскоязычном фэндоме должно быть меньше споров по данной теме, потому что в первых изданиях книг в России отсутствовали приложения и сериал BBC у нас не транслировался. Однако в перевод книги «Серебряное кресло» на русский язык вкралась ошибка. Фраза «one of the same crew», которой старая сова описывает Даму в зелёном, была переведена как «та же «, а не как «такая же «. Именно на ошибочный перевод в первую очередь ссылаются русскоязычные сторонники воскрешения Джадис.

Откуда что взялось

Льюис любил рассказывать, что «Нарнии» начались задолго до их написа­ния. Образ фавна, гуляющего по зимнему лесу с зонтиком и свертками под мышкой, преследовал его с 16 лет и пригодился, когда Льюис впервые — и не без некоторого страха — вплотную столкнулся с детьми, общаться с кото­рыми не умел. В 1939 году в его доме под Оксфордом жили несколько девочек, эвакуированных из Лондона во время войны. Льюис стал рассказывать им сказ­ки: так жившие в его голове образы пришли в движение, а через несколько лет он понял, что рождающуюся историю необходимо записать. Иногда общение оксфордских профессоров с детьми оканчивается подобным образом.

1 / 2

Фрагмент обложки книги «Лев, колдунья и платяной шкаф». Иллюстрация Паулины Бейнс. 1998 годИздательство Collins. Лондон

2 / 2

Обложка книги «Лев, колдунья и платяной шкаф». Иллюстрация Паулины Бейнс. 1998 годИздательство Collins. Лондон

Люси

Прототипом Люси Певенси считается Джун Флюэтт, дочь преподавателя древних языков в Школе святого Павла (ее закончил Честертон), в 1939-м эвакуированная из Лондона в Оксфорд, а в 1943 году оказавшаяся в доме Льюиса. Джун было шестнадцать, и Льюис был ее любимым христианским автором. Однако, только прожив несколько недель в его доме, она поняла, что известный апологет К. С. Льюис и хозяин дома Джек (так его называли дру­зья) — одно и то же лицо. Джун поступила в театральное училище (причем обучение ей оплатил Льюис), стала известной театральной актрисой и ре­жиссером (ее сценический псевдоним — Джилл Реймонд) и вышла замуж за внука знаменитого психоаналитика сэра Клемента Фрейда, писателя, радиоведущего и члена парламента.

Люси Барфилд в 6 лет. 1941 год

Посвящены же «Нарнии» крестнице Льюиса — Люси Барфилд, приемной дочери Оуэна Барфилда, автора книг по философии языка и одного из бли­жайших друзей Льюиса.

Квакль-бродякль

Квакль-бродякль Хмур из «Серебряного кресла» списан с внешне мрачного, но доброго внутри садовника Льюиса, а его имя — аллюзия на строку Сенеки, переведенную Джоном Стадли  Джон Стадли (ок. 1545 — ок. 1590) — англий­ский ученый, известный как переводчик Се­неки. (по-английски его зовут Puddleglum — «угрю­мая жижа», у Стадли было «стигийская угрюмая жижа» про воды Стикса): Льюис разбирает этот перевод в своей толстен­ной книге, посвященной XVI веку  C. S. Lewis. English Literature in the Sixteenth Century: Excluding Drama. Oxford University Press, 1954..

Квакль-бродякль Хмур. Кадр из сериала «Хроники Нарнии». 1990 год

Нарния

Нарнию Льюис не выдумал, а нашел в Атласе Древнего мира, когда учил латынь, готовясь к поступлению в Оксфорд. Нарния — латинское название города Нарни в Умбрии. Небесной покровительницей города считается бла­женная Лючия Брокаделли, или Лючия Нарнийская.

1 / 2

Нарния в латинском Малом атласе Древнего мира Мюррея. Лондон, 1904 год Getty Research Institute

2 / 2

Карта Нарнии. Рисунок Паулины Бейс. 1950-е годы CS Lewis Pte Ltd. / Bodleian Libraries University of Oxford

Географический прототип, вдохновивший Льюиса, вероятнее всего, находится в Ирландии. Льюис с детства любил северное графство Даун и не раз ездил туда с матерью. Он говорил, что «небеса — это Оксфорд, перенесенный в сере­дину графства Даун». По некоторым данным  Речь идет о цитате из письма Льюиса брату, бродящей из публикации в публикацию: «Та часть Ростревора, откуда откры­ва­ет­ся вид на Карлингфорд-Лох, — это мой образ Нар­нии». Однако, по всей видимости, она вы­мыш­ле­на. В дошедших до нас письмах Льюи­са таких слов нет: они взяты из пере­ска­за разговора с братом, описанного в кни­ге Уолтера Хупера «Past Watchful Dragons»., Льюис даже называл брату точное место, ставшее для него образом Нарнии, — это деревенька Ростревор на юге графства Даун, точнее склоны Моурнских гор, откуда открывается вид на ледниковый фьорд Карлингфорд-Лох.

1 / 3

Вид на фьорд Карлингфорд-ЛохThomas O’Rourke / CC BY 2.0

2 / 3

Вид на фьорд Карлингфорд-ЛохAnthony Cranney / CC BY-NC 2.0

3 / 3

Вид на фьорд Карлингфорд-ЛохBill Strong / CC BY-NC-ND 2.0

Дигори Керк

Прототипом пожилого Дигори из «Льва и колдуньи» стал репетитор Льюиса Уильям Керкпатрик, готовивший его к поступлению в Оксфорд. А вот хроника «Племянник чародея», в которой Дигори Керк противостоит соблазну украсть яблоко вечной жизни для своей смертельно больной матери, связана с биогра­фией самого Льюиса. Льюис пережил смерть матери в девять лет, и это было для него сильнейшим ударом, приведшим к потере веры в Бога, вернуть кото­рую он смог только к тридцати годам.

Дигори Керк. Кадр из сериала «Хроники Нарнии». 1988 год

Сюжет

Полли Пламмер живёт в Лондоне, рядом с тем домом, где вынужден был поселиться Дигори Керк. Мать Дигори больна, поэтому он живёт у своего дяди, человека со странностями. Он не понимает, почему его тётя не разрешает ему заходить в рабочую комнату дяди, пока однажды по ошибке он не попал туда вместе с Полли. Оказывается, его дядя Эндрью был чародеем, не особенно преуспевшим в этой области, однако сумевшим создать кольца, зелёные и жёлтые, которые уносили из нашего мира любого, кто их касается. Куда уносят кольца — Эндрью Кеттерли не знает. Поэтому он обманом заставил Полли взять кольцо, а Дигори был вынужден отправиться за ней, взяв с собой две пары колец — для себя и для неё.

Ребята оказались в Лесу-между-мирами, где время почти не течёт, и человек почти не осознаёт себя, зато в каждом из множества прудов Леса-между-мирами ведёт своё начало путь в другой мир, почти такой же, как наш. Из любопытства они отправляются взглянуть на первый попавшийся мир, и им оказывается Чарн. Чарн — город или мир — почти пуст, но когда-то он был обитаем. Дигори и Полли случайно находят последнюю оставшуюся в живых его обитательницу — королеву Джадис, жестокую и могущественную волшебницу. Дигори, поддаваясь соблазну и любопытству, будит Джадис, хотя он не знал ещё, что это принесёт им с Полли много неприятностей. Вместе с детьми волшебница попадает в Лондон начала XX века.

Оказывается, что в этом мире Джадис не может колдовать, но вся её физическая сила остаётся при ней. Джадис отправляется «на завоевание города», а очарованный ею дядя Эндьрю сопровождает колдунью, желая угодить. В это время Полли и Дигори пытаются придумать, как вытащить её из нашего мира в Лес-между-мирами. Поэтому, когда колдунья возвращается, они уже ждут её в засаде у дома Дигори. В суматохе и неразберихе вместе с Джадис и детьми из нашего мира исчезают и дядя Эндрью, и оказавшийся случайно рядом с ними кэбмен Фрэнк, и его лошадь. Так они попадают в новый мир; мир, который ещё только создаётся. Создаётся он песней. Сначала появляется земля, потом небо и звёзды, Солнце и растения, а потом и говорящие животные, и фавны, гномы, нимфы и другие сказочные создания. Становится очевидно, что поёт эту песню лев, могучий и царственный. Пока песня ещё звучит в воздухе, мир оживает и растёт, и даже из обломка фонарного столба из Лондона, которым Джадис попыталась убить льва Аслана, вырастает Фонарный столб.

Аслан заговаривает с ребятами, он рассказывает им о Нарнии, о том, что вместе с колдуньей в страну попало зло. Раз «сын Адама и Евы» принёс его в Нарнию, то «дети Адама и Евы» и обязаны помочь его удержать. Для этого Аслан посылает Полли и Дигори принести яблоко из чудесного сада. Такое яблоко, что из него вырастет дерево, что сможет защитить Нарнию от многих бед. После того, как дети отправляются в путь на лошади (Аслан наградил её крыльями), он коронует кэбмена из Лондона — так Фрэнк становится Франциском Ι, королём Нарнии, и его жена Нелли, теперь королева Елена, по зову Аслана является из нашего мира.

Тем временем Полли и Дигори достигают сада, где растут Яблоки Вечной Молодости. Здесь Дигори ждёт испытание: он встречает Джадис, которая пришла за яблоком для себя и уже его съела. Теперь она уговаривает Дигори взять одно для себя или для его больной матери.

Но Дигори отказывается, справедливо полагая, что колдунья лжет ему, и срывает только одно яблоко — для Аслана. Из посаженного яблока вырастает то самое дерево, что даст защиту Нарнии от Джадис ещё на много сотен лет. И одно яблоко этого дерева получает Дигори, как дар. Потом Аслан объяснил детям, что тот, кто срывает это яблоко для себя, получает не только бессмертие, но и бесконечные муки, и лишь получивший его от другого — если и не бессмертие, то, по крайней мере, крепкое здоровье и счастье до конца дней.

Дети возвращаются в Англию, мать Дигори выздоравливает. Дети зарывают все магические кольца в землю, а дядя Эндрью, оказавшись снова дома, навсегда оставляет колдовство. Из оставшейся сердцевины яблока вырастает другое дерево, не такое чудесное, как нарнийское. Но через много лет, после того, как его сломала буря, Дигори (тогда уже — профессор Кёрк) заказал из него платяной шкаф. И шкаф этот приведёт других четверых детей в Нарнию, к новым приключениям. Всё это произойдет в следующей книге хроник: «Лев, колдунья и платяной шкаф».

Способности Править

В первую очередь, Джадис является могущественной колдуньей. Она отлично разбирается в магии. В Чарне, по её собственным словам, не было никого сильнее её. И нет повода не верить этим словам. Джадис знает магические заклинания и умеет зачаровывать предметы, придавая им магические свойства. Более того, она легко адаптирует свои знания к новым обстоятельствам, как это случилось, когда Джадис оказалась в Нарнии.

Джадис обладает большой физической силой. Ей не составляет особого труда отломить часть железного прута или поднять взрослого человека и швырнуть его на несколько метров. В отличие от магии, эта сила всегда находится при ней, за исключением, когда она оказывается в Лесу между мирами.

Хотя Джадис ещё в Чарне показала, что может жить очень долго, для этого ей пришлось погрузить себя в магический сон. Подлинное бессмертие она обрела только в Нарнии, съев волшебное яблоко.

Интересные факты Править

Общее Править

  • Это единственная книга, в которой показаны другие миры, помимо Нарнии и Земли.
  • В этой книге показана самая ранняя временная точка и для Нарнии (создание этого мира), и для Земли (1900 год).
  • Льюис посвятил книгу семье Килмер. После публикации первых книг Хроник Нарнии он начал получать множество писем от детей, которые хотели узнать больше о Нарнии и авторе произведений. С детьми из семьи Килмер Льюис много раз переписывался. Позднее ответы на их письма и письма других детей были напечатаны в книге «C. S. Lewis’ Letters to Children».
  • Изначально книга называлась «Полли и Дигори», но издатель Льюиса изменил название на «Племянник чародея».

Отсылки Править

  • Как и книга «Лев, Колдунья и Платяной шкаф», «Племянник чародея» содержит аллюзии на Книгу Бытия, но здесь Льюис трактует библейскую историю по своему.
    • В отличие от Библии, где люди являются божественными созданиями, но изгоняются из рая, в книге ситуация обратная — люди попадают в Нарнию-рай из другого мира и принимаются там.
    • В Библии Бог наделяет душой только людей, тогда как в Нарнии Аслан даёт разум-душу многим существам, причём не только животным, но и деревьям, и водным потокам.
    • Сцена с Джадис, когда она искушает Дигори съесть запретное яблоко, также обратна Библии. Дигори отвергает предложение и сохраняет верность слову, которое он дал Аслану.
  • Сцена с появлением животных из земли перекликается с похожей сценой из поэмы Джона Мильтона «Потерянный рай».
  • В «Сильмариллионе» Толкина также есть эпизоды, когда мир создаётся с помощью музыки.
  • Сцена с Джадис, которая нарушает привычный ритм жизни лондонцев, близка аналогичной сцене из книги «История амулета» Эдит Несбит. В ней дети перемещают в Лондон царицу Вавилона, которая пытается построить новое окружение согласно своему видению мира.
  • Когда Полли в самом начале книги предполагает, что Эндрю Кеттерли держит в мансарде свою сумасшедшую жену, это может быть отсылкой на роман Шарлотты Бронте «Джейн Эйр», в которой один из главных персонажей, Рочестер содержал свою сумасшедшую жену на чердаке.

Критика Править

Критики в первую очередь отмечают, что «Племянник чародея» написан в более светлом тоне, чем другие книги Хроник Нарнии. Особенно это касается, выпущенной сразу за ней, книгой «Последняя битва». В «Племяннике чародея» отсутствуют масштабные битвы и сражения, а в большинство сцен добавлен юмор. Даже попытка Джадис завоевать Лондон выглядит как комедия, а не как нечто серьёзное и трагическое. В связи с этим, довольно многие считают «Племянника чародея» самой слабой книгой серии, но без этой книги не получится создать цельную картину истории Нарнии от начала и до конца.

Личность Править

Джадис высокомерна, жестока и властолюбива. Можно даже сказать, что жажда власти — это единственное, что движет ею. Ради неё Джадис готова абсолютно на всё: и на столетия ожидания, и на уничтожение всего живого, как это случилось в Чарне. Она хитра, умна и готова идти к своей цели разными путями. Когда нужно, Колдунья может запугивать, обманывать, соблазнять и даже умолять. Она прожила много лет и отлично понимает, что на пути к победе все методы хороши. Однако именно безграничная вера в своё могущество и подводит Джадис. Её самонадеянность и гордыня приводят к тому, что она убивает Аслана, будучи абсолютно уверенной в том, что знает всё о древней магии Нарнии.

Джадис не видит никого вокруг, кроме самой себя. У Колдуньи отсутствуют такие чувства, как сострадание или совесть. Всех окружающих её существ она рассматривает либо как слуг, либо как инструменты для своих планов, либо как противников, которых надо уничтожить. Её замок в Нарнии, заполненный каменными фигурами, а не живыми существами, очень чётко показывает её безграничное одиночество. Однако Джадис не страдает от этого: для неё подобная жизнь кажется вполне естественной.

Сюжет Править

Мальчик по имени Дигори вынужден переехать в Лондон к дяде Эндрю и тёте Летти, так как его мама тяжело заболела, а отец уехал в Индию. Здесь он подружился с девочкой Полли. Вместе они играли в летние дни, пока однажды не решили пробраться по чердакам в пустой дом по соседству, но ошиблись в расчётах и оказались в кабинете дяди Эндрю. Дядя Эндрю оказался вовсе не сумасшедшим, как думали дети, а самым настоящим волшебником. Правда, злым. Но об этом они узнали уже после того, как дядя Эндрю предложил Полли красивое кольцо, и девочка, прикоснувшись к нему, исчезла. Теперь и Дигори был вынужден пойти на поводу у дяди и отправиться в путешествие в другие миры, чтобы найти Полли и пережить невероятные приключения.

«Код Нарнии», или Как объединены семь книг

Несмотря на то что Льюис не раз признавался, что, начиная работать над пер­выми книгами, не планировал серию, исследователи давно пытаются разгадать «код Нарнии», замысел, объединяющий все семь книг. В них видят соответ­ствие семи католическим таинствам, семи степеням посвящения в англикан­стве, семи добродетелям или семи смертным грехам. Дальше всех пошел по этому пути английский ученый и священник Майкл Уорд, предположив­ший, что семь «Нарний» соответствуют семи планетам средневековой космо­логии. Вот как:

«Принц Каспиан» — Марс 

Эта книга об освободительной войне, которую ведут коренные жители Нарнии против поработивших их тельмаринцев. Важный мотив книги — борьба с узур­патором местных божеств и пробуждение природы. Одно из имен Марса — Mars Silvanus, «лесной»; «это не только бог войны, но также покровитель лесов и полей, а потому идущий войной на врага лес (мотив кельтской мифологии, использованный Шекспиром в «Макбете») — вдвойне по части Марса.

«Покоритель Зари» — Солнце 

Помимо того что край света, где восходит солнце, — это цель странствия ге­роев книги, она наполнена солнечной и связанной с солнцем символикой; лев Аслан также является в сиянии как солярное существо. Главные антаго­нисты книги — змеи и драконы (их в книге целых пять), а ведь бог солнца Аполлон — победи­тель дракона Тифона.

«Серебряное кресло» — Луна

Серебро — это лунный металл, а влияние Луны на приливы и отливы связывало ее с водной стихией. Бледность, отраженный свет и вода, болота, подземные моря — основная стихия книги. Обитель Зеленой колдуньи — это призрачное царство, населенное потерявшими ориентацию в пространстве большого мира «лунатиками».

«Конь и его мальчик» — Меркурий 

В основе сюжета — воссоединение близнецов, которых в книге несколько пар, а созвездием Близнецов управляет Меркурий. Меркурий — покровитель рито­рики, а речь и ее обретение — также одна из важнейших тем книги. Мерку­рий — покровитель воров и обманщиков, а главные герои книги — конь, ко­торого похитил мальчик, или мальчик, которого похитил конь.

«Племянник чародея» — Венера 

Белая колдунья очень напоминает Иштар, вавилонский аналог Венеры. Она соблазняет дядюшку Эндрю и пытается соблазнить Дигори. Сотворение Нарнии и благословение зверей населять ее — торжество производительного начала, светлой Венеры.

«Последняя битва» — Сатурн

Это планета и божество несчастливых происшествий, и крах Нарнии происходит под знаком Сатурна. В финале великан Время, который в черновиках прямо именуется Сатурном, восстав ото сна, трубит в рог, открывая путь в новую Нарнию, как круг времен в IV эклоге Вергилия, завершаясь, приближает эсхатологическое Сатурново царство  «Читателю, незнакомому с классической филологией, скажу, что для римлян „век“, или „царство“ Сатурна, — это утраченная пора невинности и мира, что-то вроде Эдема до грехопадения, хотя никто, кроме разве что стоиков, не придавал ей такого большого значения», — писал Льюис в «Размышлениях о псалмах» (пер. Натальи Трауберг). .

Источники «Хроник Нарнии»

Античная мифология

Хроники Нарнии не просто наполнены персонажами античной мифологии — фавнами, кентаврами, дриадами и сильванами. Льюис, хорошо знавший и лю­бивший античность, не боится разбрасывать отсылки к ней на самых разных уровнях. Одна из запоминающихся сцен цикла — шествие освободившихся из‑под гнета природных сил, Вакха, менад и Силена, предводительствуемое Асланом в «Принце Каспиане» (соединение довольно рискованное с точки зрения церковной традиции, считающей языческих богов бесами). А в самый возвышенный момент в финале «Послед­ней битвы», когда герои видят, что за пределами ветхой Нарнии открывается новая, относящаяся к прежней как прообраз к образу, профессор Керк бормо­чет про себя, глядя на удивление детей: «Все это есть у Платона, все у Плато­на… Боже мой, чему их только учат в этих школах!»

Шествие с менадами. Иллюстрация Паулины Бейнс к ниге «Принц Каспиан». 1950-е годы

Средневековая литература

Льюис знал и любил Средневековье — и даже считал себя современником скорее древних авторов, чем новых, — а всё, что знал и любил, старался использовать в своих книгах. Неудивительно, что в «Нарниях» множество отсылок к средневековой литературе. Вот только два примера.

В «Бракосочетании Филологии и Меркурия», сочинении латинского писателя и философа V века Марциана Капеллы, рассказывается, как дева Филология приплывает к краю света на корабле вместе с львом, кошкой, крокодилом и командой из семи матросов; готовясь пить из чаши Бессмертия, Филология извергает из себя книги точно так же, как Рипичип, воплощение рыцарства, в «Покорителе зари» отшвыривает шпагу на пороге страны Аслана. А пробу­ждение природы в сцене творения Асланом Нарнии из «Племянника чародея» напоминает сцену явления девы Природы из «Плача Природы» — латинского аллегорического сочинения Алана Лилльского, поэта и богослова XII века.

Английская литература

Основной специальностью Льюиса была история английской литературы, и он не мог отказать себе в удовольствии поиграть с любимым предметом. Главные источники «Нарний» — два лучше всего изученных им произведения: «Королева фей» Эдмунда Спенсера и «Потерянный рай» Джона Мильтона.

Белая колдунья очень похожа на Дуэссу Спенсера. Она пытается соблазнить Эдмунда восточными сладостями, а Дигори — яблоком жизни точно так же, как Дуэсса соблазняла Рыцаря Алого креста рыцарским щитом (совпадают даже детали — бубенцы на экипаже Белой колдуньи достались ей от Дуэссы, а Зеленая колдунья из «Серебряного кресла», как и Ложь, оказывается обезглавлена своим пленником).

Обезьян, наряжающий ослика Лопуха Асланом, — отсылка к колдуну Архимагу из книги Спенсера, создающему ложную Флоримеллу; тархистанцы — к спен­серовским «сарацинам», нападающим на главного героя, Рыцаря Алого креста, и его даму Уну; а падение и искупление Эдмунда и Юстеса — к падению и ис­куплению Рыцаря Алого креста; Люси сопровождают Аслан и фавн Тумнус, как Уну у Спенсера — лев, единорог, фавны и сатиры. 

Уна и лев. Картина Брайтона Ривьера. Иллюстрация к поэме Эдмунда Спенсера «Королева фей». 1880 год 

Серебряное кресло тоже родом из «Королевы фей». Там на серебряном троне в подземном царстве восседает Прозерпина. Особенно интересно сходство сцен творения мира песней в «Потерянном рае» и «Племяннике чародея» — тем бо­лее что этот сюжет не имеет библейских параллелей, но близок соответствую­щему сюжету из «Сильмариллиона» Толкина.

Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Максим Иванов
Наш эксперт
Написано статей
129
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации